Замысел капитала

Русский бизнес / Интервью Олег Дерипаска считает, что без принципиального изменения кредитно-денежной и финансовой политики развивать экономику России невозможно
Фото: ИТАР-ТАСС

Капитализм — это система эксплуатации меньшинством, владельцами средств производства, большинства, наемных работников. Если бы мы были левыми, то согласились бы с этим утверждением. Но мы не левые. И нам ближе понимание капитализма как социальной системы невиданной прежде экономической мощи. Капитализм невозможен без капитала. Но что такое капитал?

Капитал — это не то, что есть в наличии у магнатов из списка «Форбс», которых можно привлечь для реализации того или иного полезного проекта, это не активы банков, это даже не длинные активы пенсионных фондов. Капитал — это воплощаемый замысел. А деньги — лишь сырье для создания капитала. Отсюда ясно, что денег должно быть столько, сколько есть мощности в замыслах, чтобы никакой замысел не мог быть остановлен по причине нехватки денег. Если говорят: будет много денег — подскочит инфляция, — это ложь. Деньги, воплощенные через капитал в хозяйственные проекты — заводы, дороги, порты, новые города, торговые сети, — не вызовут инфляции, а, напротив, приведут к снижению уровня цен вследствие роста хозяйственной мощи и многообразия производимых товаров и услуг.

Сегодня мы видим очередной виток дискуссии между теми, кто полагает, что развиваться можно только на деньги, вырученные от продажи нефти и газа (они же любят порассуждать о «нефтяной игле»), и теми, кто считает, что источник капитала вовсе не наличные, а мощный долговой рынок — кредитный и облигационный. От исхода этой дискуссии зависит, перейдет ли российская экономика к энергичному росту или продолжит топтаться в состоянии вялотекущей депрессии.

Мы обсуждаем эти проблемы с видным российским промышленником, председателем наблюдательного совета «Базового элемента» Олегом Дерипаской.

Дорогие деньги

Олег Владимирович, каков сегодня уровень кредитных ставок в России? У вас в холдинге очень много компаний. Дешево или дорого они могут занимать деньги?

— Здесь нужно делать различия между компаниями разного типа. Кто-то работает на экспорт, у них есть доступ к внешним рынкам финансирования, там ставки на приемлемом уровне — порядка 4,5 процента годовых. Если компания работает сугубо на внутреннем рынке, здесь важно, какой товар она производит, в каком сегменте работает, и здесь ставки варьируются от 12 до 18 процентов.

То есть 12 процентов — это минимум?

— Да, но нельзя говорить о ставках, не говоря о сроке кредитования. Не говоря о том, какие инструменты используются — пополнение оборотных средств, проектное финансирование, бриджевые кредиты, облигации… Кроме того, я говорю об устойчивых компаниях, у которых сложившиеся отношения с банками, история, прозрачный баланс, соответственно, высокий уровень мотивированности и компетентности менеджмента, то есть о лидерах своих секторов.

Я смотрел заявки, которые поступают в Агентство стратегических инициатив, многие компании просят на свои проекты льготные кредиты. Предел их мечтаний — 12 процентов годовых. Может быть, они не знают, что в Германии, например, можно под четыре процента занять деньги, они не име