Будущее под ключ

Наука и технологии
Исследования и разработки
«Эксперт» №43 (825) 29 октября 2012
России нужны крупные НИОКР-проекты. А для их осуществления необходимы организации, обладающие соответствующими кадровыми и инфраструктурными ресурсами. У нас таких осталось немного.
Будущее под ключ

Длинный тускло освещенный коридор старого советского НИИ, с обеих сторон бесконечная череда встроенных стенных шкафов. Мой провожатый открывает несколько из них, не с первой попытки угадывая нужную дверцу. За ней оказывается короткий темный буфер и глухая дверь. Он подносит электронный пропуск, и мы из сумрака коридора попадаем в ярко освещенную суперсовременную лабораторию. Приветствуя нас, со своего места подпрыгивает вышколенный охранник. Это не декорации фантастического фильма, а настоящий научно-технический центр в Физико-техническом институте им. А. Ф. Иоффе. В нем сейчас заканчивается монтаж технологической линии по полному циклу производства солнечных модулей — уменьшенной копии завода. Производство непростое: оно включает в себя и чистые помещения, и обеспечение безопасности при работе с боевыми отравляющими веществами. НТЦ обошелся почти в 2 млрд рублей. А возник он благодаря готовности Физтеха доводить свои фундаментальные разработки до внедрения в производство.

Физтех — огромный институт: две тысячи сотрудников. Он занимает второе место в России по цитированию научных работ после МГУ. Почти вся российская физика ХХ века вышла отсюда: Капица, Ландау, Харитон, Курчатов, Александров. Около 20 учреждений физико-технического профиля было создано учеными Физтеха из его лабораторий и филиалов в разных городах страны. Среди них такие гиганты, как Курчатовский институт — бывшая лаборатория №2, Санкт-Петербургский институт ядерной физики, Харьковский физтех. Последнее детище института — Санкт-Петербургский академический университет — это научно-образовательный центр нанотехнологий, которым руководит Жорес Алферов.

Нашу беседу с директором Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе член-корреспондентом РАН Андреем Забродским мы начали с вопроса о том, насколько богатая история института влияет на его настоящее.

— В основание Физтеха его создатель Абрам Федорович Иоффе заложил три принципа. Первый — глубокая и самая передовая фундаментальная наука, с которой Иоффе знакомился, работая в начале двадцатого века в Германии у великого Рентгена — лауреата первой Нобелевской премии по физике. Поэтому институт быстро выдвинулся в число ведущих исследовательских центров мира в области квантово-механических исследований твердого тела, а потом и в области ядерной физики. Второй — стараться доводить исследования института до масштабных прикладных разработок, которые были бы востребованы экономикой и оборонно-промышленным комплексом. И третий — решение проблемы подготовки квалифицированных кадров для науки путем создания базового факультета в Ленинградском политехническом институте. Такое сочетание: передовые фундаментальные исследования, плюс масштабные прикладные разработки, плюс подготовка квалифицированных научных кадров — это и есть наш Физико-технический институт.

История института — это история крупных проектов, оказавших огромное влияние на развитие индустрии и оборонно-промышленного комплекса страны. Например,