Несостоявшийся праздник

На улице Правды
«Эксперт» №44 (826) 5 ноября 2012
Несостоявшийся праздник

По прошествии семи лет — празднуемый 4 ноября День народного единства был учрежден в 2005 г., а выходной 7 ноября, соответственно, отменен — можно констатировать, что как всенародный праздник 4 ноября не состоялось. По крайней мере, на сегодняшний день.

Единственная политическая сила, воспринявшая этот праздник со всей силой чувств, — это националисты, у которых сложилась традиция проводить 4 ноября «русские марши». Эта традиция настолько возросла и укрепилась, что в неприятии ее (с соответствующей апелляцией к властям) сошлись активный молодогвардеец Р. У. Гаттаров и старейшая правозащитница Л. М. Алексеева. Их огорчило то, что националисты, следуя исторической традиции, в точности подражают москвичам начала XVII века, когда поведение гостей столицы, совершенно не склонных считаться с местными обычаями, вызывало примерно те же эмоции, что и сегодня. Поскольку и призывы звучат примерно те же, что и во времена семибоярщины: «Очистить Москву от ига иноплеменных», Гаттаров и Алексеева, не согласные с националистами, объединились в парадоксальном союзе.

Но это страсти достаточно for happy few; подавляющая же часть публики хранит выдающееся безразличие к празднику и праздничным мероприятиям. Не помогло даже выпавшее на этот год 400-летие одоления Смуты, каковое событие и послужило основанием для учреждения праздника. Конечно, сама по себе круглая дата не обязательно служит к упрочению праздничной традиции, а перебор с юбилейными торжествами может даже произвести действие, обратное желаемому. 50-летие Октябрьской революции и 100-летие со дня рождения Ленина рассматривались как средство к укреплению идеологического монолита, в реальности же скорее знаменовали переход к идеологическому разложению 1970-х. Юбилейная вахта старым людям запомнилась по преимуществу анекдотами, новые же поколения и не помнят про «Великое пятидесятилетие», «Лениниану» по поводу и без повода etc. Равно как и 300-летие дома Романовых если и запомнилось, то по преимуществу как последний мирный год перед проваливанием страны в бедствия войны и революции.

Юбилеи, бесспорно, заслуживают того, чтобы их праздновали. Это и подведение итогов, и (по крайней мере в некоторых случаях) выражение исторической благодарности верных граждан своей отчизны, но особо укрепляющим действием они не обладают. Если некоторый праздник или памятная дата вызывает безразличие или, хуже того, весьма неоднозначное отношение, юбилей делу не поможет.

Конструирование практической идеологии вообще есть дело крайне непредсказуемое, чему свидетельство День народного единства. Казалось бы, начинание с 4 ноября вполне сулит успех практикам-идеологам. Вытесняемый праздник 7 ноября еще в советские времена пользовался весьма неоднозначным отношением: тот факт, что в принципе он соответствовал традиции праздновать день основания существующего государства, т. е. СССР, сталкивался с тем фактом, что коммунистическое государство (а во времена СССР это особенно хорошо чувствовалось), заменившее историческую Россию, — подарок