Общество

Москва, 01 ноя, суббота

Бедный Павел

«Эксперт» №47 (829) 26 ноя 2012, 00:00

При общении первого министра Д. А. Медведева с мытарями случился диалог. О. О. Ткач, главный специалист-эксперт отдела анализа ценообразования управления трансфертного ценообразования и международного сотрудничества ФНС России, решив показать свою увлеченность любимым делом, спросила: «Чувствуется, что хочется такого системного подхода, для того чтобы поднимать имидж России на международном уровне. Это бы очень помогло нам в работе. Что на общегосударственном уровне происходит сейчас? Что делается для того, чтобы нам работу облегчать, сотрудникам из международных отделов?» Д. А. Медведев отвечал сурово: «На государственном уровне делается вот что: Председатель Правительства России пришел к вам в гости и слушает, что вы считаете лучше сделать для того, чтобы и налоговая система наша была более современной, и налоговая служба лучше работала. Вот это то, что делается на государственном уровне».

Такой ответ не вполне соответствовал жанру «Надо почаще бывать нам в трудовых коллективах», который предполагает снискание благосклонности трудящихся не суровостью, но, напротив, душевностью и открытостью: «Вошел министр. Он видный был мужчина, // Изящных форм, с приветливым лицом, // Одет в визитку: своего, мол, чина // Не ставлю я пред публикой ребром». Вплоть до того, что «Стоял в углу, плюгав и одинок, // Какой-то там коллежский регистратор. // Он и к тому, и тем не пренебрег, // Взял под руку его: “Ах, Антипатор // Васильевич! Что, как ваш кобелек? // Здоров ли он? Вы ездите в театор?”» См. открытую линию с В. В. Путиным, являющуюся идеальным воплощением того, как государственный муж в день своих именин общается с трудящимися.

Здесь же специалисту-эксперту свой чин был продемонстрирован в резкой форме, что совершенно не вызывалось потребностями момента. Положим, то бывало и прежде: можно вспомнить указание Д. А. Медведева о том, что его речи потребно отливать в граните — в смысле «беспрекословно повиноваться». Но там хотя бы в качестве собеседника выступал знатный вельможа С. В. Чемезов (хотя все равно гранитный образ не произвел в публике должного трепета). Здесь же державное величие и вовсе демонстрировалось специалисту-эксперту отдела анализа ценообразования, недостаточно проникшемуся тем, кто с ним разговаривает. Что уже на линии бесед рыцарственного Павла с мужиками: «Да знаешь ли ты, с кем разговариваешь? — Знаю, ты Павел Петрович».

Такое сходство понятно. Аналогичные предпосылки с большой долей вероятности порождают сходные последствия, а тандем (хотя это слово с некоторых пор начисто исчезло из языка официальных политологов), как выясняется, порождает коллизии, чрезвычайно напоминающие историю отношений Екатерины Алексеевны и цесаревича Павла. Уже воздержимся от упоминания Петра Алексеевича и царевича Алексея Петровича.

Деятельность первого министра все более напоминает гатчинский период жизни цесаревича, с 1783 года фактически удаленного от двора и поселенного под Петербургом, где у него было свое окружение и свои занятия. Историк пишет: «Находясь в стороне от двора и политики, Павел искусственно ограничивал свои интересы семьей, личным хозяйством и командой над теми немногочисленными войсками, которые составляли гарнизон вновь устроенного Павлом городка Гатчины. На государственное управление и на придворную жизнь смотрел он со стороны, как чуждый зритель, и поэтому оценивал факты государственной жизни с полной свободой критики. Несовпадение его личных идеалов с тем, что совершалось на его глазах, вызывало в нем чувство глубокого недовольства ходом дел, осуждение и правящих лиц, и самой системы управления. Он рвался к деятельности, а возможности действовать у него не было никакой. Силы ума поневоле растрачивались на мелочи и не обогащались необходимым опытом государственной деятельности».

Что после вступления на престол возымело прогнозируемые последствия: «Отсутствие правительственных навыков мешало ему действовать удачно. Недовольный системой управления, он не мог найти вокруг себя способных людей, чтобы заменить ими прежнюю администрацию. Желая водворить порядок при дворе и в администрации, он громко осуждал и искоренял старое, новое же насаждал с такой строгостью, что оно всем казалось горше старого. Неподготовленность к делам сказывалась на всем, что делал Павел, и, соединяясь с неровностью его характера, сообщала всем его мерам колорит чего-то случайного, болезненного и капризного».

Недавно в среде прогрессивной общественности возникли слухи о тяжкой болезни В. В. Путина. Фактического основания для столь серьезных слухов не было, но было страстное желание, заставляющее если не вполне верить, то хотя бы предаваться мечтаниям. Для страстно желающих, чтобы слухи оказались близки к истине, вопрос о том, что если правда, то что из этого воспоследует, был не очень важен, потому что если В. В. Путин есть антихрист (в лучшем случае Навуходоносор), то любая альтернатива Навуходоносору есть каравай, объедение. Для людей не столь остро наделенных религиозным чувством в отношении В. В. Путина слухи, скорее, были напоминанием о том, что в случае чего премьер-министр делается и. о. президента, а на положенных через три месяца выборах он (а об его окружении что же и говорить) имеет если не реальный шанс, то сильнейший соблазн избавиться от приставки и. о. И тогда на дворе — ноябрь 1796 года.

Екатерина II практически не имела другого выхода. С формальной точки зрения строгого закона о престолонаследии еще не было, и трон можно было передать внуку Александру в обход Павла, но лишение прав родного сына было бы шагом слишком резким и опасным — в особенности для Екатерины, у которой и так хватало скелетов в шкафу. Появление самозванцев было гарантировано.

В. В. Путин не находится с Д. А. Медведевым в родственных отношениях, да и в вопросах властного преемства формально действует не «Правда воли монаршей», а Конституция РФ, но фактически Д. А. Медведев имеет статус гатчинского цесаревича — только 1796 год еще не наступил.

Бедный Павел.         



СМИ2


РИА Новости

Новости, тренды

Фото: Валерий Кламм, фотоблог «Родинки на карте»

Фото: Шаман - лицо ответственное

Как стать хозяином своей родины



Прайм


Реклама
Реклама


ИноСМИ


TOP

  1. Шаги к признанию
    Евросоюз в очередной раз отказался снимать с России санкции. Москва на другое и не рассчитывала, и постепенно переходит к резервному плану, который должен обеспечить защиту наших интересов на Украине и предполагает признание самопровозглашенных республик
  2. Санкции ударили по Германии
    Поставки немецкой продукции в Россию сокращаются рекордными темпами. Так, в августе по сравнению с тем же месяцем 2013 года объемы экспорта снизились на 26,3%, сообщает Федеральное статведомство Германии (Destatis). Причины: санкции и снижение потребительской активности россиян
  3. Демократичная и токсичная
    Выборы на Украине прошли, а газовый вопрос остался. Более того, итоги голосования скорее настраивают нас на пессимистичный лад. У Украины теперь два руководителя, но это ничего не меняет. Вместо того, чтобы накануне зимы уже договориться наконец-то с Россией по газу, и Порошенко, и Яценюк делают все, чтобы соглашения развалить
  4. Временное решение
    В ночь на 31 октября Москва, Киев и Брюссель наконец-то подписали соглашение о поставках газа на Украину. Теоретически Москва может быть довольна - Украина и Евросоюз приняли ее основные требования
  5. Закулисные игры на Украине глазами немецкого журналиста
    Что происходит в Украине? Это самый сложный вопрос, который мне задают, когда возвращаюсь в Германию. Потому что есть поверхность, которую мы видим, а есть закулисные игры, в которые в Украине стали усиленно играть в последние месяцы

Infox



Новости мира




ОБЩЕСТВО

Иллюстрация: Игорь Шапошников

Революция пожирает своих врачей

Российское государственное здравоохранение переживает радикальное научно-техническое обновление, но из-за бессистемности принимаемых решений тысячи врачей и самых уязвимых групп пациентов могут оказаться за бортом