Деловая конъюнктура

Индикаторы
«Эксперт» №47 (829) 26 ноября 2012
Деловые ожидания в промышленности чуть улучшились; Официальные оценки оттока капитала, возможно, завышены в разы; Сокращение рабсилы не дает расти безработице

Опрос Росстатом 4,6 тыс. промышленных предприятий, проведенный в ноябре, показал, что заметное ухудшение деловых ожиданий в прошлом месяце в значительной мере было продуктом статистической погрешности, неизбежной в данном типе экономических изменений. Однако улучшение предпринимательской уверенности, констатированное в ноябре, оказалось недостаточным, чтобы переломить тенденцию ее не слишком выраженного, но все же снижения.

Очередная волна улучшения деловых ожиданий в промышленности, стартовавшая осенью прошлого года на фоне хорошего урожая, и позитивных, как тогда казалось, сигналов, подаваемых европейской экономикой, угасла ровно через год под действием тех же факторов, но с обратным знаком. Невысокий сбор сельхозкультур оказал негативное влияние на обрабатывающий сектор российской промышленности, значительная часть которого связана с переработкой сельхозсырья. А спад в еврозоне, перешедший в хроническое состояние и мультипликативно сжимающий мировую торговлю, пока не оставляет надежд на ускорение экспортного спроса на российское промышленное сырье и полупродукты.

Тем временем внутренний спрос, по подсчетам Росстата за октябрь, возможно, преодолел вялость, которой страдал до этого: в части инвестиционного спроса с начала текущего года, а в части потребительского — с середины. Особенно заметно подтянулись объемы строительных работ, сникшие к середине года, — возможно, из-за выбранных лимитов бюджетного и квазибюджетного финансирования.

В условиях, когда деньги на такие мегапроекты, как саммит АТЭС и «Северный поток», уже потрачены, роль драйвера инвестиций перешла к жилищному строительству, которое продолжает наращивать темпы. Ввод жилья с учетом сезонного выравнивания достиг докризисных пиковых уровней начала 2009 года.

Ускорился в октябре и рост покупок населения в розничной сети, что вызывает два любопытных вопроса. Как это сочетается, во-первых, с явно притормозившей динамикой промышленности в части потребительских товаров, в первую очередь продовольствия? Но эту разницу, видимо, можно объяснить изменением уровня запасов. А во-вторых — с динамикой реальных располагаемых доходов населения, которые в последние полтора года заметно отстают как от роста покупок, так и от расширения ВВП. С начала восстановительного роста в третьем квартале 2009 года средние темпы прироста ВВП составили 4,1% годовых, а реальных денежных доходов — лишь 2,7%.

Конечно, есть множество причин расхождения динамики доходов с показателями покупок и ВВП. Тут и сдвиг сальдо бюджетных доходов и расходов в 2008–2009 годах, в результате которого кризисный провал в объеме ВВП почти не отразился на реальных доходах населения; и рост цен на нефть, расширяющий возможности импорта; и снижение веса корпоративной прибыли в добавленной стоимости; и, наконец, изменение нормы личных сбережений из-за более быстрого роста кредитов при замедлении роста вкладов.

Но все же, как представляется, важный фактор недоучета роста доходов россиян связан с неполным учетом потребления за рубежом. Напо