Hi-End

Потребление
«Эксперт» №47 (829) 26 ноября 2012

В середине ноября в Большом театре Женевы состоялось вручение наград Grand Prix d’Horlogerie de Genève — событие, ради которого год за годом трудятся все знаменитые часовщики, все старые и заслуженные мануфактуры, все молодые и амбициозные марки и даже все дизайнерские бренды, упорно выстраивающие собственные часовые линии. Это самая важная награда в часовом мире, получить которую — то же самое, что для голливудских актеров, режиссеров и продюсеров попасть в «список А». На этот раз приз в главной номинации «Лучшие мужские часы» получили Legacy Machine № 1, сделанные MB&F.

За этим брендом стоит Максимилиан Бюссер, который когда-то работал на марку Harry Winston, в частности, начинал ее знаменитый проект Opus, каждый год представляющий концептуальные часы какого-либо знаменитого часовщика. Именно эта работа и подвигла его на создание собственного бренда — продвинутого, суперсовременного, объединяющего для каждой модели новую команду из самых крутых профессионалов. В результате получилось нечто особое, что Бюссер называет не просто часами, а «часовыми машинами». Они действительно выглядят как некие инструменты из футуристических фильмов, но при этом за каждой моделью стоят исторические часовые традиции. Сам Бюссер особенно любит карманные часы, и, по его словам, работая над Legacy Machine № 1, он представлял себе, чтобы мог бы сделать, живи он в эпоху Эйфелевой башни и Жюля Верна. Под куполообразным сапфировым стеклом (вот он, реверанс в сторону карманных часов) видны два циферблата и первый в мире вертикальный индикатор запаса хода на фоне арок, поддерживающих баланс. Все это создает трехмерную картину — и это фирменный стиль MB&F и еще один реверанс в сторону карманных часов позапрошлого века. Показания часов и минут на каждом из двух циферблатов можно устанавливать независимо друг от друга — и это вполне уникально, так как обычно на втором часовом поясе нельзя устанавливать минуты отдельно. Механизм для LM № 1 разрабатывал Жан-Франсуа Можон со своей командой из Chronode (кстати, уже получивший Grand Prix d’Horlogerie de Genève в номинации «Лучший часовщик» в 2010 году), а его дизайном и отделкой занимался еще один известный независимый часовой мастер, Кари Вотилайнен. Цена этих часов в России устанавливается по запросу и будет соответствовать их выдающимся достоинствам.

Про этот аромат все лето шумели парфюмерные форумы, им восторгались парфюмерные блогеры и критики, его появления ждали с таким нетерпением, какого на пресыщенном рынке нишевой парфюмерии не наблюдалось давно. И вот Volutes наконец доехал до Москвы. Diptyque, его создавший, — это одна из старейших нишевых марок, их флаконы с черно-белыми этикетками в стиле старых гравюр можно увидеть везде — от съемок знаменитых фэшн-фотографов до сериала «Секс в большом городе». У каждого парфманьяка есть свой любимый Diptyque, и представить себе современный парфюмерный контекст без этих ароматов практически невозможно. Volutes, то есть волюта — классический архитектурный элемент, завито