Хоть тушкой, хоть чучелом

Политика
Поэзия
«Эксперт» №47 (829) 26 ноября 2012

Обличая искусство дегенеративное
С точки зрения трудящихся масс,
Я часто испытываю когнитивный,
Разрывающий душу мне диссонанс.

Вот, например, ответ президента Путина
На провокационный вопрос,
Что «Пусси Риот» (не ладны будь они)
Устраивали Холокост.

Взволновался я, человек с улицы,
Услышав этот ответ,
Думал, опять про вагину и курицу —
Ан нет.

Оказывается, девками осатаневшими,
Их собственными ручками белыми,
Три чучела были повешены
Или четыре, но не в количестве дело.

Однако и тут секретов куча,
Дьявол их разберет,
Вроде и чучела были не чучела,
И повесили их не «Пусси Риот».

А если это были не чучела,
Информаторы Путина оказались лживы.
Хотя, говорят, никого там не умучили,
Все повешенные вроде как живы.

Качались над салатами из Кореи,
Вводя в заблуждение кремлевских спичрайтеров,
Не то кто-то из повешенных евреев был геем,
Не то кто-то был евреем из гастарбайтеров.

Покупатели потеряли к провизии интерес,
Бродят и смотрят с тоской,
Почему они висят только здесь,
А не вдоль Тверской-Ямской?

А повешеньем чучел среди ветчины
И прочих продуктов невкусных
Ни капельки не оскорблены
Мои религиозные чувства.

Я думал, они шакалят за гранты,
Кощунницы и педофилы,
А они, оказывается, против мигрантов,
Евреев и геев, милые.

Врали нам СМИ, что они феминистки,
Что правильно их сажали.
А они антигомосексуалистки,
Им надо вручить медали.

Если они против гастарбайтеров,
А тем более евреев и геев,
За что же их заточили, братия?
Надо их выпускать скорее.

Поверить я в этот тренд,
Хоть убивай, не готов.
Неужели наш президент
За геев и гастарбайтеров?

Пусть опровергнет мой стих
Слухи московских улиц,
Что президент за них,
А против них кощунницы.