Несостоявшаяся «Манежка»

Политика
Правосудие
«Эксперт» №48 (830) 3 декабря 2012
Дело Мирзаева стало политическим проигрышем ультраправых — общество их не поддерживает, хотя значительная его часть считает приговор несправедливым
Несостоявшаяся «Манежка»

Судебный процесс над Расулом Мирзаевым окончен. Он был отпущен на свободу прямо в зале суда. В минувший вторник Замоскворецкий суд г. Москвы признал чемпиона по смешанным единоборствам виновным в «причинении смерти по неосторожности» студенту Ивану Агафонову — на такой квалификации настояла прокуратура. По приговору Мирзаев должен два года не покидать Кизлярский район Дагестана и не посещать развлекательных заведений.

Дело стало предметом политической борьбы. Близкая к ультраправым юрист Оксана Михалкина выступила адвокатом семьи Агафоновых. Квалификация — причинение смерти по неосторожности или нанесение тяжкого вреда здоровью, повлекшее за собой смерть, — менялась по ходу расследования и судебного разбирательства. После приговора Следственный комитет публично заявил, что не согласен с более легкой квалификацией, которой потребовал на суде обвинитель. Блоги пестрят записями о том, что «теперь русских можно убивать безнаказанно». Двоих лидеров ультраправых — Дмитрия Демушкина и Георгия Боровикова — задержали у здания суда. В Москве были усилены наряды милиции. И все же политический итог дела в том, что ультраправые проиграли. Их расчет на новую мобилизацию по образцу Манежной площади не оправдался: люди не собрались протестовать. Мы рискнем предположить, что перед нами крах той повестки, которую ультраправые пытались предъявить обществу после декабря 2010 года. Правда, иной, более конструктивной, повестки по делу Мирзаева никто не предложил, хотя поводы были.

Долгий суд

Напомним, в августе прошлого года возле клуба «Гараж» произошел конфликт между студентом юридического колледжа Агафоновым и чемпионом мира по боевому самбо Мирзаевым. По словам родственников и друзей Агафонова, студент-юрист катал машинку на дистанционном управлении и предложил «прокатиться» спутнице спортсмена, на что тот ответил ударом, ставшим причиной смерти Ивана. Защита Мирзаева придерживалась другой версии: Агафонов в непристойной форме решил «подкатить» к девушке, а после отказа нагрубил уже и самбисту, который ударил 90-килограммового парня якобы в целях превентивной самообороны. В любом случае от удара в челюсть студент упал, ударился головой об асфальт и был доставлен в больницу в шоковом состоянии, где в скором времени скончался.

Виновник трагедии явился в правоохранительные органы с повинной и поначалу был отпущен Замоскворецким судом под залог, но после кассации Мосгорсуда Мирзаева заключили под стражу. Вполне вероятно, что такое решение было вызвано опасениями по поводу новой «Манежки» — к тому моменту история разошлась по медиа и вызвала широкий резонанс. На первый взгляд те же действующие лица — молодой кавказец, после словесной перепалки убивший русского парня; влиятельные люди из региона вроде дагестанских депутатов, призывающие не придавать процессу национальную окраску, но при этом упирающие на «особую ментальность» борца фактически как на смягчающее обстоятельство; и разгневанные националисты, призывающие покончить с «этнической преступностью». Есть основания