Тест на крови

Наука и технологии / Медицина Семнадцать лет исследований — и уникальные диагностические системы, оценивающие свертываемость крови, готовы к применению в медицине. Компания «ГемаКор» в ноябре вышла с ними на рынок
Рисунок: Константин Батынков

С момента когда профессор кафедры биофизики физического факультета МГУ Фазли Атауллаханов вдруг запнулся на полуслове, рассказывая студентам о механизме свертывания крови, и до создания системы, реализующей зародившуюся тогда идею, прошло семнадцать лет. «Эксперт» следит за развитием этой истории в течение пяти из них. В 2008 году вышла статья «45 микронов в минуту» (см. № 50) о научных экспериментах, в деталях показавших, как растет тромб. В результате этих исследований стало понятно, что на свет может появиться уникальная система диагностики свертываемости крови. Понадобились команда и инвесторы. Созданная под научную идею компания прошла все стадии классического развития инновационного бизнеса. Сначала НИОКР поддержал РФФИ, в момент выхода на этап создания тестовых приборов ди­агностики — бизнес-ангелы и наконец, когда понадобился стратегический инвестор, — «Роснано» и «Сбербанк Капитал» (см. «Инноваторы в жестких условиях», «Эксперт» № 22 за 2010 г.). Не все шло гладко. Были риски и трудности. И все же компания с готовыми системами для диагностики тромбодинамики выходит на российский рынок. Впереди более амбициозные цели — выход на мировой рынок емкостью миллиард долларов и усовершенствование метода для расширения сферы применения.

Смотрите, как растет тромб

Когда профессору МГУ и завлабу Гематологического научного центра РАМН Фазли Атауллаханову пришла в голову гениальная идея попробовать сымитировать процесс свертывания крови на лабораторном столе, он не мог поверить, что такие опыты до сих пор никто не ставил. Это было странно: если картина свертывания крови в общих чертах была известна, то ее мелкие, но очень важные детали — нет. И это была не просто блажь покопаться в нюансах: фундаментальные детали могли подсказать, как работают системы свертывания у конкретного человека. А они могут работать по-разному. В традиционной медицине на тот момент существовали тесты, которые хорошо показывали склонность к плохой свертываемости — гемофилии, а вот тестов на склонность к тромбозам не было. Хотя гемофилия — редкое заболевание, а тромбозы встречаются часто.

Известно, что система свертывания крови реагирует на малейшее повреждение сосудов. Мощная система разворачивает целую сеть различных факторов, которые приводят к образованию тромба, заделывающего дырочку в сосуде. Запуск процесса свертывания осуществляет так называемый тканевый фактор. Он находится во всех тканях, кроме той, что выстилает внутреннюю стенку сосудов (если бы он находился там, то кровь свертывалась бы постоянно). При повреждении сосуда кровь соприкасается с тканевым фактором и приводит в действие систему свертывания. Так запускается каскад реакций, при котором различные факторы системы ускоряют свертывание. Никто, однако, не догадывался, откуда система знает, в какой момент ей нужно останавливаться и как это происходит. Ведь если процесс не остановить, то вся кровь в организме свернется.

В процессе эксперимента ученые выращивали на специальной пластинке фибробласты (клетки кожи),