Инфраструктурный каркас региона

Спецвыпуск
Дальний Восток
«Эксперт» №49 (831) 10 декабря 2012
Дальнейший рост Дальнего Востока упирается в слабое развитие транспортных путей
Инфраструктурный каркас региона

Прежде окраинный Дальний Восток в последнее время оказался в центре внимания — здесь воплощаются масштабные проекты, сюда пошли огромные госинвестиции. Иностранные и отечественные предприниматели тоже вкладываются в экономику региона.

Кто инвестирует в Дальний Восток

Самый крупный инвестор — Нидерланды, около 48% всех вложений в регион: если в 2010 году королевство вложило в Дальний Восток около 40% общего объема иностранных инвестиций (почти 3 млрд долларов), то в 2011-м — 47% (4,7 млрд долларов). Вложения в проект «Сахалин-2», который реализуется в соответствии с соглашением о разделе продукции, осуществляет дочерняя структура компании Shell, мирового лидера по производству сжиженного газа.

Дополняют список лидеров — инвесторов в российский Дальний Восток, тоже за счет участия в шельфовых проектах, Кипр, Великобритания, Япония, Багамские острова, Индия. В проекте «Сахалин-1», оператором которого выступает американский концерн ExxonMobil (его доля составляет 30%), участвуют такие иностранные бизнес-структуры, как индийская ONGC (20%) и японская Sodeco (30%). Отметим, что «Сахалин-1» считается одним из крупнейших отечественных проектов по привлечению прямых инвестиций.

Из общего объема иностранных вложений в 2011 году, а это 9,9 млрд долларов, в сферу добычи полезных ископаемых привлечено 9,2 млрд (93,4%). Из них 7 млрд вложено в добычу нефти на Сахалине; остальные средства распределены преимущественно между Еврейской автономной и Амурской областями, Приморским краем. Наиболее интересны инвесторам добыча драгметаллов (золото, серебро, платиноиды), а также железных руд открытым способом.

Весьма незначительными выглядят суммы инвестиций в оптовую и розничную торговлю, обрабатывающие производства и сельское хозяйство. И едва ли целесообразно говорить, что в ближайшие годы в сырьевом сценарии развития Дальнего Востока произойдут резкие перемены, полагает заведующий сектором экономик стран Восточной Азии Института экономических исследований ДВО РАН Денис Суслов: «Проекты в ресурсном и энергетическом секторе долгоиграющие, для них характерна инерционность. Соглашение о разделе продукции распространяется до 2020–2025 года. Поэтому пять-десять лет не срок для серьезных изменений».

Что же будет после обозначенного рубежа? Руководитель представительства НП «Горнопромышленники России» в ДФО Юрий Бакулин предупреждает: «Нельзя забывать, что запасы минеральных ресурсов исчерпаемы, невозобновляемы и в значительной мере незаменимы. Сырье закончится, неизвестно только когда. Но оно тем быстрее исчерпывается, чем ниже на него цена». По некоторым данным, при полном обеспечении внутреннего потребления и экспорта многие наши полезные ископаемые при существующих разведанных объемах могут закончиться к 2015–2025 году. «Мы уже в цейтноте, время упущено», — оценивает Бауклин ситуацию в отрасли.

Несмотря на постоянные слухи о китайской экспансии в регион, объем инвестиций КНР на Дальнем Востоке невелик. Денис Суслов отмечает: «При общем объеме инвестиций в Дальний Восток