Островной синдром

Политика
Британия
«Эксперт» №3 (835) 21 января 2013
В Британии вновь активно заговорили о выходе или как минимум дистанцировании от Евросоюза. Хотя эта идея привлекает большинство избирателей, против нее выступают оппозиция, бизнес, партнеры по ЕС и даже США
Островной синдром

В конце января 2013 года британский премьер-министр Дэвид Кэмерон собирался выступить с речью о своем видении отношений Британии и Евросоюза, которая откладывалась на протяжении последнего полугода. Помощники премьера с Даунинг-стрит сначала запланировали выступление на 22 января, но это обернулось дипломатическим конфузом. Канцлер Германии Ангела Меркель позвонила Кэмерону и потребовала выбрать другую дату — ведь именно в этот день Германия и Франция торжественно празднуют 50-летие подписания Елисейского договора о дружбе между двумя странами, положившего конец вековой вражде. Кэмерон пошел на попятную — речь о Европе он решил произнести не в Лондоне, а в Амстердаме, к немалому неудовольствию нидерландской стороны.

Однако и в Амстердаме Кэмерону выступить не удалось. Из-за захвата заложников в Алжире британский премьер свой визит в Нидерланды отложил, чтобы руководить антитеррористической операцией. Тем не менее пресс-служба Кэмерона опубликовала ряд программных заявлений из несостоявшегося выступления. Как и ожидалось, в этих материалах говорится о том, что Британия не исключает возможности выхода из ЕС, если Брюссель не согласится на существенное изменение параметров британского участия в союзе. Так, в Лондоне надеются вернуть себе часть полномочий, которые с начала 2000-х были переданы с национального уровня на европейский. Прежде всего это ряд экономических вопросов (касающихся рынка труда, финансового регулирования, а также сельского хозяйства и рыбной ловли) и вопросов юстиции.

Весьма вероятно, что правительство Дэвида Кэмерона готовится провести референдум (скорее всего, после 2015 года), на котором британцам будет предложен выбор между этим новым, облегченным вариантом членства в ЕС и выходом из Евросоюза. По соцопросам, более 50% британцев на возможном референдуме проголосуют за то, чтобы покинуть клуб, к которому страна присоединилась в 1973 году.

В Евросоюз продолжает стоять очередь реальных и потенциальных кандидатов — от Хорватии (в июле 2013 года она станет 28-й страной-членом) и Турции (она подала заявку на вступление еще в 1987 году, но до сих пор ждет) до Албании и Грузии. Поэтому тот факт, что Британия в скором времени может покинуть клуб, для многих за пределами острова стало сюрпризом. Кризис вокруг единой европейской валюты заставляет страны еврозоны двигаться в сторону большей интеграции друг с другом — как экономической, так и политической. Британию же такая интеграция настораживает.

Скептики из-за пролива

«На Рождество мы ездили с друзьями в Европу» — эта вполне типичная для британцев фраза может показаться странной в равной степени россиянам, американцам или китайцам. Ведь для них Британия — европейская страна, одно из крупнейших по населению и ВВП государств Евросоюза. Однако узкая полоска воды, отделяющая Британские острова от континента, за тысячелетнюю историю сделала свое дело, выстроив психологические границы. «Британцы под словом “Европа” понимают исключительно континентальную ее часть, ментально отделяя свою стра