«Система Станиславского — это большой миф»

Культура
Театр
«Эксперт» №4 (836) 28 января 2013
Виктор Рыжаков — руководитель Центра имени Мейерхольда, профессор Школы-cтудии МХАТ и организатор фестиваля Александра Володина «Пять вечеров». Лауреат «Золотой маски» и премии Станиславского. Режиссер спектаклей «Кислород», «Бытие № 2», «Июль» (театр «Практика»), «Сорок первый. Opus Posth», «Прокляты и убиты» (МХТ им. Чехова), «Пять вечеров» (Мастерская Петра Фоменко), «Маленькие трагедии» («Сатирикон») и других. В интервью «Эксперту» он рассказал о Станиславском и о том, как действует его система сегодня.
«Система Станиславского — это большой миф»

— Виктор, вы профессор Школы-студии МХАТ. Скажите честно, вы учите студентов по «системе»?

— Когда кто-то говорит, что преподает по системе Станиславского, — не верьте, это чушь собачья. Во-первых, никакой системы Станиславский не написал, он не систематизировал, а всю жизнь исследовал театр и его законы, споря и противореча самому себе. И в этом и есть уникальность и величие оставленного им труда. А во-вторых, то, что мы называем школой Станиславского, умерло вместе с его автором. «Школа» — понятие очень тонкое, это то, что передается лишь из рук в руки. А мы только наследники этого колоссального опыта. И вот вопрос: как мы этим сокровищем распорядимся. Нельзя передать метод, с помощью которого кто-то другой сможет преподавать. Но этот метод можно создать, выносить. Но и этот труд будет требовать каждодневной ревизии и осмысления. Так как театр — категория, существующая во времени: только здесь и сейчас.

Сегодня так называемая система Станиславского — это большой миф. И как любой миф, его нельзя воспринимать как незыблемый свод правил и инструкций. Станиславский все время переписывал свой труд, что-то изменял, дополнял. В этих тончайших «дебрях» можно заблудиться, но можно и открыть что-то самое важное. «Дорогу осилит идущий» — это единственно применимый ключ к великому наследию мастера.

— Что лично вам дорого в учении Станиславского?

— Его главный тезис о театре, что театр — искусство коллективное, и, безусловно, глава «Этика театра». Понятие «коллективное искусство» зачастую трактуется ошибочно. Кто-то думает, что это просто: собрать компанию артистов, которые друг друга любят и готовы вместе комфортно проводить время. Нет, дорогие, это утопия. Мы все не идеальны, противоречивы, невозможно всех любить. Но в театре должны существовать и четко соблюдаться определенные этические конвенции. И театр не ограничивается актерами и режиссерами: там есть художники, балетмейстеры, композиторы, реквизиторы, монтировщики, гардеробщики и так далее — это все коллектив театра. И великий утопист Станиславский мечтал, чтобы он жил одними ценностями, желанием сделать мир и человека лучше…

— Но насколько актуальна эта система в современном театре, работающем на стыке жанров, с новыми визуальными технологиями?

Основы исполнительского искусства, о которых писал Станиславский, такие как внимание, воображение и фантазия, внутренняя и физическая свобода, долговременная вера в предлагаемые обстоятельства, необходимы любому актеру в любом театре. Современный артист должен обладать невероятным слухом. Слухом я называю умение чувствовать не только себя и партнера, но и время, в котором ты живешь. Сегодняшний актер должен уметь работать в разных системах координат. В одной только России уживаются такие разные уникальные авторские театры: Бутусова, и Могучего, Крымова, Женовача, Серебренникова, Марчелли… И актер должен быть готов услышать и разглядеть в этом неповторимом мире свое место и свою роль. Должен быть способен мимикрировать в разные пространства и аккумулироват