Здравый смысл без доказательств

Русский бизнес
Коррупция
«Эксперт» №5 (837) 4 февраля 2013
Бывший следователь МВД Павел Карпов хочет судиться в Высоком суде Лондона, обвиняя в клевете инвестфонд Hermitage Capital. Однако вероятность того, что история с Hermitage может перейти в плоскость публичного судебного процесса, крайне мала из-за отсутствия юридически значимых доказательств с обеих сторон
Здравый смысл без доказательств

На прошлой неделе стали известны новые подробности судебной тяжбы бывшего подполковника МВД Павла Карпова, который обратился с иском в Высокий суд Лондона, обвинив в клевете главу инвестиционного фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера и Джеймисона Файерстоуна. Последний — управляющий партнер и соучредитель фирмы Firestone Duncan, чьим сотрудником был ныне уже всемирно известный Сергей Магнитский. Подробности раскрыли британская газета The Independent и российские «Ведомости». Первая опубликовала некоторые аргументы Карпова, ссылаясь на комментарии британской юридической фирмы Olswang, представляющей его интересы. Вторая, ссылаясь на подробный 68-страничный отзыв юристов Hermitage Capital, предположила, что Браудер и его инвестфонд не хотят участвовать в судебном разбирательстве с Карповым и намерены уклониться от него. Если последнее верно, то решение Hermitage явно похоже на отступление. Мы попытались взять комментарии у сторон и разобраться в мотивах и поступках участников противостояния.

Милиционер-миллионер

Павел Карпов — один из 60 российских должностных лиц, попавших в список «неприкасаемых», которых Hermitage и Firestone публично обвинили в краже 230 млн долларов из российского бюджета, а также в том, что он виновен в незаконном аресте и пытках Сергея Магнитского. По их утверждению, Карпов лично вел фиктивное уголовное дело, с помощью которого были украдены три компании фонда Hermitage, после чего они были использованы для хищения 5,4 млрд рублей у российского государства.

В июле 2010 года г-н Файерстоун требовал проверить источники обогащения семьи Карпова, произошедшего после той истории. В частности, в письме российскому президенту (на тот момент это был Дмитрий Медведев) он просил расследовать факты коррупции со стороны г-на Карпова. Он указывал, что «согласно имеющейся информации, Павел Карпов в период 2007–2008 гг. злоупотреблял своим служебным положением, незаконно обогатился на сумму свыше 31 млн рублей». В доказательство были приведены документы о дорогостоящей недвижимости, автомобилях и роскошной жизни тогдашнего милиционера.

Сейчас через своих адвокатов в Лондоне Карпов дает понять в местных СМИ, что он не имел никакого отношения к мошенничеству вокруг Hermitage, а также к аресту, пыткам и смерти Магнитского. Он рассказывает, что все его богатство — один автомобиль, да и тот приобретен до 2007 года, когда стало раскручиваться дело о налоговом мошенничестве Hermitage. Адвокаты Карпова объяснили в британских СМИ, что дело должно решаться в местных судах, поскольку клевета на их клиента исходит от лиц, находящихся на территории Великобритании.

Мы решили напрямую обратиться за комментариями в фирму Olswang, представляющую интересы Карпова. Однако там комментировать что-либо отказались. При этом сотрудники Olswang все-таки предоставили информацию другим журналистам, например The Independent. Готовность юристов Olswang общаться с британскими журналистами объяснима — весь иск Карпова основывается на том, что заявления того же Брауде