Большая стройка, большая роскошь и большая головная боль

Специальный доклад
Инжиниринг и промышленное строительство
«Эксперт» №11 (843) 18 марта 2013
Михаил Аненбург с 2008 года руководит совместным предприятием, которое группа ИСТ и израильская инжиниринговая компания Baran Group создали для строительства Тихвинского вагоностроительного завода. Он утверждает, что возводить промышленные предприятия в России значительно дороже и сложнее, чем на Западе.
Большая стройка, большая роскошь и большая головная боль

Инициатор Большой стройки сталкивается с массой бюрократических препон еще на предпроектной стадии: чтобы дать старт проекту, необходимо получить порядка 50 согласований в различных госорганах. Хождение по инстанциям может занять до двух лет. «Российская бюрократия очень недружелюбна к бизнесу. На Западе чиновники пытаются помочь предпринимателям что-то сделать, а в России, наоборот, стараются застопорить процесс, — отмечает г-н Аненбург. В итоге предприниматели теряют очень много времени, а время — это деньги».

На этой стадии заказчик, по идее, уже должен выбрать подрядчика, который будет реализовывать его проект (на Западе это, как правило, крупная инжиниринговая компания), и заключить с ним контракт. Однако определить полную стоимость проекта на данном этапе практически невозможно, поскольку из-за бюрократических проволочек дата окончания его реализации постоянно отодвигается.

Говоря о бизнес-культуре, Михаил Аненбург указывает на дефицит управленческой ответственности при принятии решений. «Нельзя все время возвращаться и прорабатывать все новые и новые варианты. Нужно остановиться на одном варианте и, следуя принятому решению, двигаться дальше, а не топтаться на одном месте». С другой стороны, он отмечает чрезмерную самоуверенность собственников крупных компаний-заказчиков, которые «думают, что они все знают лучше всех».

Самый проблемный и самый затратный этап реализации проекта — строительство. «Любая стройка в России обходится дороже, чем на Западе. Иногда в два раза», — утверждает г-н Аненбург. Сказываются высокие транспортные издержки, высокая стоимость подключения промплощадки к инженерным коммуникациям; необходимость возводить рядом со стройплощадкой не только городок для строителей, но нередко и свой бетонный завод, дабы не зависеть от местных поставщиков-монополистов. А еще подрядчики все время норовят накрутить цены. «Никто из строительно-монтажных организаций-субподрядчиков, подписывая контракт, не собирается укладываться в смету — наоборот, они все время ищут лазейки, чтобы раздуть стоимость строительства. У них сильные производственно-технические отделы, и работают они очень изощренно, — свидетельствует Михаил Аненбург. — Сроки строительства соблюдать тоже никто не собирается. Часто подрядчики берут сразу по нескольку объектов, пытаются работать на всех параллельно и в итоге везде отстают от графика».

На Западе на подрядчиков есть хорошая управа: банк, который его, подрядчика, кредитует. «Подрядчик берет у банка кредит на основе договора с заказчиком, чтобы выполнить те работы, под которые он подписался. Если он плохо работает и заказчик приостанавливает или уменьшает платежи — подрядчика начинает прессовать уже банк, и весь его бизнес шатается, — рассказывает Михаил Аненбург о правилах игры на цивилизованных рынках. — В России же кредиты очень дорогие, а подрядчики очень мелкие, кредиты они не потянут».

Если на стройке работают иностранные специалисты, их обязательно нужно раз в несколько недель отпускать домой к семье. А чтоб