О Кипре как втором Сараеве

Разное
«Эксперт» №13 (845) 1 апреля 2013
О Кипре как втором Сараеве

Авторы кипрского казуса могли бы рассказывать о нём в крайне лестных для себя выражениях. Примерно так: эти злосчастные кипрские банки, по-хорошему, надо бы сразу банкротить. Но тогда бедные вкладчики получили бы по гривеннику с рубля, то бишь с евро, — и то невесть когда. Вот мы и предложили им подарок: отдав несколько жалких процентов, сразу получайте назад почти все свои деньги. Они же вместо благодарности раскричались, стали махать руками… Не хотите — как хотите. Ждите теперь своих гривенников, авось дождётесь. В таком изложении «смещение оплаты спасения банков с налогоплательщиков на вкладчиков» вовсе не выглядит грабежом; то есть в итоге оно обернулось-таки грабежом, но как бы исключительно из-за жадности и тупости потерпевших, тогда как задумано было прямо ангельское благодеяние. Что возразить на такие речи, не сразу бы нашлось — разве что напомнить, что злосчастными банки стали не сами по себе, а потому, что нынешние благодетели перекормили их греческими бумагами.

Впрочем, искать возражения и не надо — некому возражать: таких гордых речей никто не произносит. Больше того, в авторстве схемы обрезания депозитов никто не хочет признаваться. Будь она и впрямь благостная, от авторов отбою бы не было, а тут на лавры ни единого претендента — все стыдливо отпираются. А от признания того банального факта, что схема, раз появившись, уже никуда не денется и неминуемо станет шаблоном, прячутся совсем уж по-детски. Глава Еврогруппы Дейсселблум выпалил сгоряча, что «этот подход мы теперь, после выхода из пекла кризиса, должны последовательно применять», но его аппарат спешно заявил, что шефа неправильно поняли. Правильно его поняли или неправильно, шаблон-то всё равно будет именно таков. И кто сказал, что он применим только в «проблемных» странах? В «непроблемных» банки тоже нахватали полные закрома тухлых бумаг.

То, что кипрский прецедент вызвал сравнительно мелкую зыбь на рынках, фрейдист уверенно объяснил бы вытеснением нестерпимо страшной мысли: очень уж важным бедам открыта дорога. Что фиатные деньги суть штука сугубо условная, ничем конкретным не обеспеченная, давно пишут во всех учебниках, но впервые это так зримо подтверждено. Только что деньги радовали взор вкладчика Bank of Cyprus циферками на счёте, но официальные инстанции сказали слово — и этих денег будто и не было никогда. Что финансовая система, где в балансах обязательства перед конкретными лицами уравновешиваются грудами «опционов на фьючерс на индекс» да subprime ипотек, выработала ресурс и подошла к неотвратимому концу, давно общепонятно, если не банально. Но впервые официальные власти открыто уничтожают такие конкретные обязательства — без какой-либо вины их держателей. До Кипра могла быть надежда, что грабёж при разрешении долгового кризиса так и ограничится «порчей монеты», теперь надежду эту можно оставить: впервые сочли возможным поступать проще — среза`ть не цену денег, а прямо долги, открыто нарушая священное право частной собственности. Что для первого раза нашли собственник