Обнимитесь, миллионы

На улице Правды
«Эксперт» №13 (845) 1 апреля 2013
Обнимитесь, миллионы

В отличие от таких символов, как флаг и герб, гимн, оперирующий словами, всегда — а уж в наше охлажденное время тем более — рискует показаться чрезмерно выспренним на фоне реалий страны, которую он воспевает. Это общая беда, но особенно она усиливается, когда речь идет о союзном гимне, воспевающем вовсе абстрактную вещь — союз нерушимый совершенно разнородных частей — и призывающем радоваться единству, существующему в основном в теории. Таков, например, гимн ЕС, в качестве которого использован финал 9-й симфонии Бетховена — с призывом «Обнимитесь, миллионы, слейтесь в радости одной» и обетованием «Все люди станут братьями». Ежели исполнить этот гимн сегодня на Кипре (и не только на Кипре), чувство неуместности может зашкалить.

Ибо кипрские события (хотя дело шло к этому давно) имели еще одно действие, впрямую не имеющее отношения к экономическим операциям. Оказалась вовсе задвинута и внутренняя, и экспорториентированная официозная еэсовская риторика. Слово «европейцы» более не произносится с надсадностью слова «халва», фраза «континент прав человека» тоже сильно потеряла в своей употребительности. Причем провал этой риторики наблюдается не только у киприотов и не только у ближайших кандидатов на взимание контрибуции — это естественно, — но и у грандов ЕС, которым данная процедура в ближайшее время не грозит и которые, как немцы, например, скорее приветствовали контрибуцию со словами «Надо посечь, когда балует, порядок нужно наблюдать». Что в общем тоже понятно. Не у всех получается сопровождать секуцию сладостными речами про европейские ценности и про то, что Alle Menschen werden Brüder. Национальной чертой немцев является не столько лицемерие (это скорее к англосаксам), сколько грубиянство.

Когда финансы поют романсы и приходится применять лозу, люди — и секомые, и секущие — враз делаются гораздо более правдивыми и далеко не столь склонными рассуждать про нераздельное и неслиянное единство национального и европейского. А все больше про то, что своя рубашка ближе к телу, о чем было известно задолго до Шиллера.

Нам это совсем не внове. Мы помним на собственном опыте и надсадный официоз про «новую историческую общность людей», и воспоследовавшее затем «братья спорят: то мое и это», и печальный итог, когда вместе с новой исторической общностью было выкинуто рациональное общежитие и лоскутная империя расползлась по швам. Как и в случае с лоскутной Австро-Венгрией, счастье почему-то не наступило.

В отличие от Российской империи — СССР, касательно создания которой нет единого мнения, ЕС (особенно на последней фазе расширения) вроде бы представлял собою совершенно антибисмарковскую конструкцию, построенную (по крайней мере на словах) по заветам Тютчева: «“Единство, — возвестил оракул наших дней, — // Быть может спаяно железом лишь и кровью...” // Но мы попробуем спаять его любовью, — // А там увидим, что прочней...» Железо и кровь в истории расширения ЕС уж точно задействованы не были, а новые члены влеклись в союз искренним энтузиазмом, который при жел