Много денег маленького эмирата

Международный бизнес
Инвестиции
«Эксперт» №14 (846) 8 апреля 2013
Европейские страны включились в гонку за деньги эмирата Катар. Богатое природным газом ближневосточное государство может стать источником инвестиций для всего Евросоюза
Много денег маленького эмирата

С конца февраля в британской столице появилась новая достопримечательность — небоскреб The Shard («Осколок») на южном берегу Темзы, аккурат напротив исторического Сити. Со смотровой площадки на 72-м этаже с высоты 244 метра видна значительная часть Лондона. А в солнечные дни можно даже разглядеть Ла-Манш в десятках километров южнее. Строительство 95-этажной башни, самого высокого небоскреба в Западной Европе, началось в 2009 году и, несмотря на кризис, завершилось в срок. Во многом это произошло благодаря тому, что проект стоимостью 2,3 млрд долларов финансировал Катар.

Влияние Катара, небольшого эмирата в Персидском заливе, все более заметно в Лондоне. Кроме нового небоскреба катарскому правительству принадлежат доли в компании BAA (оператор нескольких аэропортов, включая Хитроу — крупнейший аэропорт Европы), в универмаге Harrods в фешенебельном районе Кенсингтон, в популярном среди альтернативной молодежи рынке Кэмден-маркет и даже в сети супермаркетов Sainsbury’s, одной из крупнейших в Британии.

В разгар финансового кризиса в 2008 году Катар купил заметный пакет акций банка Barclays, что позволило ему остаться на плаву и избежать национализации. В 2013 году британское правительство решило обратиться к Катару за существенными средствами — до 15 млрд долларов, которые будут использованы для реализации инфраструктурных проектов в стране. По иронии судьбы бывший британский протекторат Катар (с 1916-го, после восстания турок-османов, по 1968 год) постепенно прибирает к рукам бывшую метрополию.

Правда, интерес к Катару и его деньгам (а под управлением QIA, суверенного фонда страны, в конце 2012 года находились активы на 115 млрд долларов по всему миру) проявляют в Европе не только британцы. Страдающая от кризиса Греция пытается продать часть государственных активов катарцам, включая острова в Ионическом и Эгейском морях, которые могут стать резиденцией эмира Хамада бин Халифа аль-Тани. В марте также стало известно о готовности Катара создать специальный фонд прямых частных инвестиций во Франции под промышленные проекты в депрессивных французских пригородах, а в будущем и в проблемных регионах других стран еврозоны. Британская Financial Times сообщила, что фонд private equity с объемом предположительно 650 млн долларов может возглавить бывший президент Франции Николя Саркози.

В условиях продолжающейся стагнации, а кое-где и активной рецессии в европейских экономиках многие приветствуют готовность Катара осуществлять масштабные инвестиции, однако все чаще можно услышать, что Катар стремится перевести свое экономическое влияние и в политическую плоскость. Именно поэтому в Париже многим не понравилась идея масштабных арабских инвестиций в пригороды, значительная часть населения которых — арабы, уже сегодня более склонные смотреть новости канала «Аль-Джазира», финансируемого катарским правительством, нежели французских СМИ. Франция прекрасно помнит, что Катар был одним из главных спонсоров «арабской весны», приведшей к смене власти в Тунисе, Египте и Лив