Тонкая настройка ожиданий

Тема недели
Новая денежная политика
«Эксперт» №14 (846) 8 апреля 2013
Надежды российского бизнеса на плавное смягчение денежно-кредитной политики получили поддержку. Банк России символически снизил процентные ставки по ряду долгосрочных рефинансовых операций. А будущий руководитель ЦБ высказалась в пользу большего учета банками и регулятором интересов реального сектора экономики
Тонкая настройка ожиданий

Минувшая неделя обещала быть — и стала — урожайной на новости о формировании нового курса кредитно-денежной политики. Понимание неадекватности нынешней политики ЦБ на фоне все более очевидного торможения экономики стало все заметнее проникать во властные кабинеты, а тут подбирались неубиенные поводы для значимых решений или как минимум заявлений о будущих решениях.

Во-первых, Центральный банк неожиданно перенес на 2 апреля очередное заседание по процентным ставкам, сдвинув его на две недели вперед против традиционного графика. Сам по себе этот факт уже сигнализировал о высокой вероятности приведения базовых ставок в движение — после многомесячного плато. И решения действительно последовали: ряд ставок, правда по второстепенным рефинансовым операциям, ЦБ немножко снизил.

Во-вторых, в Москве прошли два представительных собрания научно-практического толка, обещавших присутствие — и не рядовые выступления — видных фигур экономического истеблишмента: традиционная Апрельская международная конференция Высшей школы экономики и ежегодный, уже 24-й по счету, съезд Ассоциации российских банков. Так получилось, что випы первого уровня: нынешний глава ЦБ Сергей Игнатьев, помощник президента и выдвинутый им сменщик Игнатьева на этом посту Эльвира Набиуллина, министр финансов Антон Силуанов — предпочли вторую площадку. При этом Набиуллина сделала ряд весьма показательных заявлений, свидетельствующих о готовности — нет, не к мгновенному изменению курса денежной и финансовой политики, но хотя бы к налаживанию диалога с реципиентами последствий такой политики и учету их интересов.

«Зеленый огонек» с Неглинной

Банк России с 3 апреля снизил ряд ставок по долгосрочным операциям с коммерческими банками на 0,25 процентного пункта. Ставки по сделкам репо сроком на 91 день снижены с 7 до 6,75% годовых, на 364 дня — с 8 до 7,75%. Операции переучета нерыночных активов (кредитов и поручительств) также станут чуть доступнее, теперь они будут проводиться по ставкам от 7 до 8% в зависимости от срока (подавляющую массу операций под залог нерыночных активов составляют кредиты ЦБ от полугода до года). Кредиты под золотое обеспечение тоже будут предоставляться по подешевевшим на 0,25 п. п. ставкам — от 6 до 7,75% год.

Сделки, на которые распространяется снижение ставок, не играют существенной роли в общем объеме рефинансовых операций. В частности, оборот операций кредитования под золотое обеспечение составил лишь 2,15 млрд рублей в прошлом году и 184 млн в январе–феврале текущего года, тогда как оборот сделок прямого репо даже с поправкой на сопоставимые сроки кредитования исчисляется триллионами рублей.

Снижение ставок по долгосрочным операциям рефинансирования может оказать повышающее влияние на цены облигаций и, соответственно, на альтернативные им инструменты фондового рынка, а также краткосрочно ослабить рубль. Тут можно проследить некоторую аналогию с действиями ФРС в рамках операции Twist, оказывающей воздействие на дальний конец кривой доходности гособлигаций. Что касаетс

Бюджетное правило как епитимья

Из выступлений на XIV Апрельской международной научной конференции НИУ ВШЭ.

Экс-глава ЦБ, председатель наблюдательного совета ВТБ Сергей Дубинин:

— Есть мнение, что смягчение денежно-кредитной политики и увеличение денежной массы приведут к богатому инвестиционному процессу. Но это не так. Время низких процентных ставок придет тогда, когда будет спрос на них. Если влить сейчас в экономику много денег, это вызовет лишь отток капитала и инфляцию. Как показывают данные по оттоку капитала, мы не можем освоить даже уже имеющуюся ликвидность.

Председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин:

— Власти хватаются за простые рычаги, по которым есть одобрение общества, но при этом только усугубляют ситуацию. Проблемы российской экономики структурные, и деньгами их не зальешь. Монетарные стимулы будут потрачены впустую. Чтобы изменить ситуацию, частный бизнес должен сконцентрироваться на повышении производительности труда, сокращении издержек, автоматизации производств.

Вице-премьер Ольга Голодец:

— Бюджетное правило — краеугольный камень всей нашей бюджетной политики. Его принятие поставило под вопрос не только социальные расходы, но и расходы, связанные с инвестиционной политикой. Текущая тенденция замедления в промышленности во многом спровоцирована бюджетным правилом. Та епитимья, которую мы сами наложили на себя в сфере бюджетных расходов, сегодня имеет негативный результат для развития всей экономической и социальной сферы. Мы сталкиваемся с темой недопотребления, сталкиваемся с недофинансированием инвестиционных проектов. В разных видах сейчас накоплено порядка 9 процентов ВВП, и сегодня продолжение такой политики вызывает вопросы.

Заместитель министра экономического развития Андрей Клепач:

— Экономика с высокими темпами роста не может быть совместима с низким уровнем монетизации. Денежный агрегат М2 сегодня в России составляет 44 процента ВВП, к 2020 году он должен увеличиться до 53–54 процентов ВВП.

Сейчас нарастает институциональная иллюзия, однако никаких обоснованных оценок и расчетов между качеством институтов и темпами роста экономики нет. В России были высокие темпы роста экономики — 7 процентов в год, — а качество институтов было низкое. В то же время в нашей истории было много примеров, когда либерализм сосуществовал с падением ВВП. Испания до кризиса превосходила по темпам роста Францию, но коррупция там была выше. Проблема намного сложнее. Обычно, когда говорят об институтах, подразумевают юридические аспекты, а надо говорить и о поведенческих аспектах: бизнеса, людей, чиновников.

Записала Екатерина Шохина