Болеть лучше дома

Специальный доклад
Инновации в медицине
«Эксперт» №16 (848) 22 апреля 2013
Болеть лучше дома

По данным немецких СМИ, за последние три года оборот медицинского рынка Германии вырос в три раза, до 1 млрд евро, и прежде всего за счет пациентов из России и стран СНГ. Соответственно прирост составил 600 млн евро, или 24 млрд рублей. С учетом того, что бюджет супервысокотехнологичной клиники составляет сегодня от 3 до 6 млрд рублей, получаем, что, реализуй мы этот спрос в России, могли бы иметь еще 4–8 суперсовременных клиник или пару десятков качественных городских больниц. И это только за счет того, что мы отдали Германии. А есть еще Израиль, Швейцария, Марокко, наконец. Зачем и почему мы поступаем так? Не умеем лечить, потому что безнадежно отстали? Или причина в другом? С этим посылом мы и решили провести простое исследование — выяснить, можно ли в России (не в Москве) сегодня получить самую высокотехнологичную медицинскую помощь.

Без особого труда мы вышли на две мощнейшие клиники (а были бы ресурсы, вышли бы еще на пяток) — одну новосибирскую, одну краснодарскую (о них читайте в репортаже «Фанатики на передовой»). Клиники эти выдающиеся по всем меркам, в том числе по уровню зарплат — заработок среднего медперсонала в три раза превышает средний уровень зарплат в России (не в медицине). Источник финансирования для них — бюджетные деньги, федеральные и региональные. Спрос на услуги, фиксируемый на сайте клиники, многократно превышает их текущие возможности. Как мультиплицировать этот опыт? Не существует ни профессиональных, ни технологических ограничений. Вопрос один: где взять деньги? Ведь далеко не каждому региональному бюджету по силам такие траты, а федерального на всю страну может и не хватить. Да и оба эти бюджета суть деньги граждан — наемных работников и предпринимателей, платящих налоги, которые сегодня уже очень высоки.

Здесь уместно вспомнить о Гиппократе. Его клятва, как правило, трактуется в связи с исполнением врачом своего долга в любых обстоятельствах. Однако исследователи жизни великого врача утверждают, что Гиппократ был прежде всего охранителем интересов своей корпорации и считал очень важным условием своей деятельности способность пациента заплатить «за выздоровление». Как и другие врачи Древней Греции, как и большинство врачей современной Европы, США, Израиля.

Скрывать и отрицать фактическую платность российской медицины опасно для ее дальнейшего развития. Об этом в своей статье пишет бывший директор МНТК «Микрохирургия глаза» Христо Тахчиди (см. «Медицина энтузиастов»). Широкое развитие платного сектора услуг позволило его институту в разы увеличить объем бесплатных операций. Богатые платят за бедных? Во-первых, это нормально. Во-вторых, существует широкий спектр услуг, относительно недорогих, которые может позволить себе рядовой работающий представитель среднего класса, и это не разорит его и его семью. А вот когда дело дойдет до серьезных болезней и дорогого лечения, ему помогут — клиника, бюджет. Проведи сегодня опрос граждан — и большинство, мы уверены, выскажется за платность медицины, лишь бы она была в принципе.