«Родимой расскажешь, как сына вели на расстрел»

На улице Правды
Москва, 22.04.2013
«Эксперт» №16 (848)

В отчете перед Думой премьер-министр Д. А. Медведев объяснил, почему он не поддерживает идею отставки министра образования Д. В. Ливанова: «Я скажу одно: министр не рубль, чтоб всем нравиться… Есть целый набор позиций в правительстве, которые, если хотите, “расстрельные”. К ним относится и должность министра образования».

Вообще говоря, все посты в кабинете — не исключая и должности премьер-министра — связаны с вмешательством в жизнь людей (и не всегда приятным), отчего и все лица, занимающие эти посты, — не червонцы. Оттого и все министры в политическом смысле подрасстрельны. Исключением может считаться разве что министр по делам открытого правительства М. А. Абызов, поскольку никто не понимает, зачем это министерство нужно и с чем его едят. Если вдруг поймут, сразу же начнут кушать на общих основаниях.

Но даже если допустить, что есть министерства особо расстрельные (хотя тут для порядка стоило бы назвать наименее расстрельные — МВД? МО? Минфин?), то это означает лишь особо высокие требования к обладателю такого поста. Хирург часто встречается в своей деятельности и со справедливыми, и с несправедливыми нареканиями, но это никак не может извинять его: «работа-де подрасстрельная» — в исполнении этой работы в пьяном виде и грязными инструментами. А равно и в незнании анатомии.

В принципе это можно было бы списать на очередной медведизм (далеко не первый), но вопрос интересен не столько расстрельностью — пока что гораздо более успешной стрельбой занимается firing squad Минобра и ВШЭ, — сколько тем, почему претензии к делу народного просвещения действительно имеют и серьезный, и, главное, массовый характер. Причем далеко не только у нас. Готовность критиковать повсеместна.

Начать с того, что семья — первичная ячейка общества, а во многих семьях есть дети. А если дети уже сами взрослые, то будут внуки потом, все опять повторится сначала. А поскольку и зверь любит свое дитя, положение дел в образовании интересует всех и постоянно. Можно прожить жизнь без систематического общения с МВД или Минсельхозом, уклониться же от триады «семья — дети — школа» гораздо труднее. Но даже если вынести за скобки — хотя сделать это довольно трудно — непосредственную заботу о собственных детях, от личного опыта обучения никуда не денешься. Все когда-то учились в школе, а многие в вузе, причем в таком возрасте, когда «были новы все впечатленья бытия» и хорошо запоминались; соответственно, всяк готов сравнивать век нынешний и век минувший.

В этом смысле всеобщего внимания с Минобром не сравнится даже отмеченная Д. А. Медведевым другая bête noire — Минздрав. Что и справедливо. Болезни и смерть — и собственные, и близких — являются нерегулярно по времени и при разных обстоятельствах, не сравнить с гораздо большим единообразием и регулярностью образовательного процесса. Вины и заслуги Минздрава в борьбе с последним врагом рода человеческого тоже бывают весьма разные. От возмутительного небрежения до бессилия медицины, сделавшей все возможное. Да и оборона от смерти и страда

У партнеров

    «Эксперт»
    №16 (848) 22 апреля 2013
    Борьба с офшорами
    Содержание:
    Деньгам некуда бежать

    Нетерпимое отношение к уклонению от уплаты налогов с помощью офшоров становится элементом нового политического консенсуса развитых стран

    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама