Союз всех добрых людей

Книги
Москва, 13.05.2013
«Эксперт» №19 (850)
Оригинальная интерпретация истории советского кино с 1920-х по конец 1960-х годов

Евгений Марголит, один из самых ярких, если не самый яркий наш киновед, при всех своих достоинствах, которым несть числа, — человек крайне медлительный. Благодаря чему книга, лучшая за многие годы в российском киноведении, книга года, издательский и интеллектуальный хит, созревала чуть ли не двадцать лет. Сам Марголит часто говорит, что, мол, пишет медленно, потому что все время думает, у него должна сформироваться идея, причем не абы какая — механического писания он категорически не признает.

Из чего следует, что медлительность в данном случае — достоинство. Ибо в результате этой рефлексии получился солидный фолиант, и не просто собранье пестрых глав, а именно законченная, обоснованная, концептуальная история советского кино.

Ничего подобного ни раньше, ни сейчас ни в зарубежной советологии, ни в наших широтах не было. Как ни странно, именно эта книга, появившаяся удивительно вовремя, когда общество в состоянии осознать советскую эпоху как культурологический феномен, может объяснить многое из того, что произошло со страной и людьми, почему это случилось и насколько это трагично на самом деле.

Через кино Марголит объясняет природу и генеалогию революции и все последующие события — террор, войну, оттепель — как драму идеалистов.

Мол, Царство Божие на земле не состоялось, утопия была проиграна, жертвы неисчислимы, но сама мысль о построении таковой стала отправной точкой для великого революционного искусства.

И вот эта мысль — с точки зрения общества, разрушительная, принесшая стране неисчислимые беды, — по мысли Марголита, двигала не только кино, но и все наше пространство куда-то вверх, к высотам Духа, к тому сакральному, что роднит идею всеобщего братства с христианством.

Сейчас же, как полагает Марголит, мы лишились образа будущего и живем, словно в капсуле, ежедневно отправляя нехитрый ритуал повседневности, бытовой рутины.

Собственно, такая парадоксальная по нынешним временам точка зрения не противоречит ни чеховскому «небу в алмазах», ни бердяевскому «смыслу русского коммунизма» (противоречит, правда, достоевским «Бесам», но это уже другая тема).

В одном из интервью Марголит рассказал о неосуществленном сценарии Довженко, человеке языческого темперамента; так вот там есть сцена, где богомазы расписывают сельскую церквушку ликами местных мужичков. А в образе Марии предстает гулящая солдатка. Правда, мужики восстают на такое святотатство: мол, как я, зная тебя, такого-сякого, буду на тебя еще и молиться?

В этой на первый взгляд кощунственной сцене Марголит видит живое, неформальное отношение к вере и церкви: не хочу молиться пьяной солдатке, но и ликам неизвестных мне святых тоже. Это еще одна наиважнейшая тема его блистательной книги: богостроительство здесь и сейчас, не откладывая в долгий ящик.

Собственно, в этом отличие труда Марголита от прочих исследований на сходную тему: ведь, как правило, история кино рассматривается как фрагментарные поиски отдельных авторов, осуществивших свои помыслы в жесточайшей борьбе с цензурой.

Но здесь главно

У партнеров

    «Эксперт»
    №19 (850) 13 мая 2013
    Политика
    Содержание:
    Посадки есть. Где проекты?

    Надвигающийся экономический кризис и пассивность правительства вынуждают президента переходить к «ручному управлению» социально-экономической политикой, а аналитиков — задаваться вопросом, сохранится ли кабинет министров в принципе

    Частные инвестиции
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама