Дух кино

Культура
Москва, 20.05.2013
«Эксперт» №20 (851)

Нынешний Каннский кинофестиваль, вызвавший нарекания экспертов задолго до своего открытия 15 мая, рискует стать еще одним оплотом классического, слегка мертвенного искусства.

В основной программе нет ни одного нового персонажа, а ведь еще совсем недавно Канны не только задавали интеллектуальную моду, но и работали на прорыв. Именно на Лазурном Берегу критики впервые услышали о тайском режиссере Апичатпонге Вирасетакуне, именно здесь «маргинальное» румынское кино получило гран-при, которого мы не можем добиться вот уж полвека ни мытьем, ни катаньем.

А ведь еще в 2010-м, когда Вирасетакун поднялся на сцену Большого дворца за «Золотой пальмовой ветвью», казалось, что Канны сделали ставку на третий мир и продолжат там поиски всего нового. Но прошло три года, и Канны вновь вернулись к героям проверенного киноистеблишмента Полански, Озону и Содербергу, одни имена которых могут вызвать у киноманов приступ зевоты. Все они давно выработали свой художественный и интеллектуальный ресурс.

Режиссура же, если по гамбургскому счету, обязана артикулировать малейшие сдвиги в обществе и сознании (собственно, Канны для того и были придуманы). Иные интеллектуалы всерьез полагают, что в ХХ веке кино в этом смысле обошло даже литературу: скептикам, как правило, предъявляют Бергмана. Беспроигрышный козырь, величайший из величайших, правда ни разу не получивший «Золотую ветвь». Всякий раз когда фильм Бергмана участвовал в Каннском фестивале, находились странные причины для отказа ему в главном призе, вплоть до таких ханжеских, как обвинение в высокомерии и превосходстве над остальными коллегами по цеху.

Как иронически заметил один киновед, Бергман нам не грозит, но в отсутствии столь безупречного гения Канны могли бы найти авторов другого масштаба, так сказать, «гениев места». Вроде того же Вирасетакуна или очередного румына, шведа, русского, мексиканца — да мало ли кого.

Кстати, замечено, что Канны порой делают досадные промахи по части составления фестивальной программы — в «Особый взгляд», второй по значению конкурс, попадают порой абсолютные шедевры, в то время как в основном конкурсе присутствуют все те же унылые «классики».

Так было с картинами молодых румынских режиссеров — грандиозной, успевшей стать притчей во языцех «Смертью господина Лазареску» Кристи Пую и великолепным «Полицейским: имя прилагательное» Корнелиу Порумбою. Обе картины сверхсовременны, сняты под документ, актуальны и в то же время лишены конъюнктуры. Оба режиссера, что чрезвычайно важно в нашем случае, наделены чувством кино и абсолютно выверенным киноязыком, то есть тем, что и отличает искусство кино от литературы, видео, театра и прочего.

Но Канны совершенно напрасно не замечают и российское кино: балабановский «Груз 200», «Жить» Василия Сигарева или последний фильм Бориса Хлебникова «Долгая счастливая жизнь» уж точно не слабее экзерсисов Полански, чья слава осталась в шестидесятых. В Канны русских приглашают, как правило, в «Особый взгляд» — несколько лет назад его украшали «Елена» Звягинцев

У партнеров

    «Эксперт»
    №20 (851) 20 мая 2013
    Выборы президента РАН
    Содержание:
    Белый шар академии

    Нынешние выборы президента РАН могут оказаться судьбоносными. Решение ученых повлияет на то, станет ли академия мотором инновационного развития, окуклится на какое-то время в ее нынешнем состоянии или превратится в клуб по интересам

    Русский бизнес
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама