Кислотные дожди районного розлива

Русский бизнес
Никель
Начало поисково-разведочных работ на медно-никелевых месторождениях в Воронежской области, которые ведет УГМК, встретило серьезное сопротивление. Шумные стычки, подогреваемые экоактивистами, делают практически невозможным диалог бизнеса и общества при обсуждении социально значимого проекта
Кислотные дожди районного розлива

«Вы журналисты? Пишите. Меня зовут Ирина, я мастер народного творчества, занимаюсь лозоплетением. Ни козоводства, ни знаменитых новохоперских пуховых платков из-за никеля здесь не останется», — накидывается на нас женщина, у которой мы всего лишь спросили дорогу. Ирина — экоактивист, на вид ей лет сорок — сорок пять. С парой мужчин они разбивают палатку в лесополосе неподалеку от места, где стоит лагерь геологов. Те сидят за забором. Практически в осаде.

Геологи приехали бурить поисково-разведочные скважины на двух медно-никелевых месторождениях — Еланском и Елкинском — в Новохоперском районе Воронежской области. Но приезжие экоактивисты, казаки и отдельные местные граждане начали пикетировать эти работы, периодически вступать в перепалки и драки с геологам и ЧОПом, который их охраняет. Активисты требуют защитить природу Прихоперья, Хоперский заповедник, находящийся в двадцати километрах от месторождения. Они едут к месту будущей разработки, довольно удаленному от всех ближайших городов: до Новохоперска — километров тридцать, до Борисоглебска — около ста, а до Урюпинска — еще в два раза больше. Последний вообще находится в другом регионе, в Волгоградской области (см. карту 2).

У забора геологоразведочной партии лагерем стоят казаки. Спрашиваем, зачем они здесь. «У никелевой руды составляющая — уран!» — отвечает кто-то. «Дон обмелеет, судоходности на Дону не будет!» — подхватывает другой. «Здесь, в нескольких десятках километров, есть Новохоперский государственный заповедник, где собрано очень много видов флоры и фауны, — говорит местный житель Александр Гудков, — это последнее место, где обитает русская выхухоль. Ровесница мамонтов, она их пережила. А теперь ее тут никелем добьют».

«Добыча никеля приведет к гибели Центрально-Черноземного района и к подрыву сельского хозяйства этого края, — вступает в разговор Валерий Лесничий, войсковой старшина 2-го Хоперского округа Всевеликого войска Донского. — Местные жители и местное казачество категорически против этого».

«Гидрогеологи говорят, что здесь будет воронка, под этими месторождениями, — говорит Андрей Водолазский, представитель донского казачества. — Вот, например, есть Старооскольский ГОК. Так там, я могу немного ошибаться в цифрах, но где-то в радиусе сорока пяти километров эта воронка. Это высохшие водные горизонты. Некоторые гидрогеологи говорят, что по отдельным пластам они будут высушены вплоть до Казахстана».

«При разработках никеля будет радиация. До сорока микрорентген в час. В других местах раньше было шестнадцать-двадцать, — говорит Александр Долгопятов. — Но дело не только в этом. Дело в том, что у нас там еще и мышьяк. Возили почву на изучение, мышьяка много, кроме этого есть еще радий». Александр Долгопятов — член местной казачьей организации, бывший фельдшер из туберкулезного диспансера (с закрытием диспансера он остался без работы). Сейчас Долгопятов живет в палатке на главной площади Новохоперска. Он объявил голодовку в знак протеста против разработок Уральской горно-металлургич