Деньги с историей

Культура
Москва, 03.06.2013
«Эксперт» №22 (853)
Коллекционирование монет и участие в аукционной борьбе были популярны в России еще в позапрошлом веке, но последние два десятка лет антикварный рынок заново отстраивает свою структуру

Фото: Виктор Зажигин

Аукционный дом «Монеты и медали» отмечает 20-летний юбилей. По меркам постсоветского антикварного рынка — возраст патриарха. О том, с чего лучше начинать собирать коллекцию, как изменились коллекционеры и чего не хватает российскому законодательству, «Эксперту» рассказал генеральный директор дома Игорь Лаврук.

 

Расскажите, как все начиналось.

— Весной 1993 года мы с коллегами в краеведческом музее «Кунцево» организовали нумизматическую лавку и начали торговать монетами. По сути это был первый в Москве специализированный нумизматический салон. До этого были открыты магазин «Нумизмат» на Таганке, но он торговал в основном современными российскими монетами, и аукционный дом «Гелос», но там не было нумизматического отдела. Так что в своем роде мы были первыми. Сначала мы просто принимали вещи на комиссию, а потом начали проводить аукционы. Первый прошел там же, в «Кунцево», потом мы какое-то время сотрудничали с «Гелосом» и c салоном «Екатерина». Но в итоге я понял, что нужно заниматься только аукционами, никакой розничной продажи.

Почему? Галерейная форма торговли отмирает?

— Преимущество аукциона очень простое: клиент получает каталог, а там мы ему уже все подробно расписали. И он принимает решение, нужна ли ему та или иная монета. Там есть подробное описание, обозначена редкость, степень сохранности, даны ссылки на другие каталоги. Все-таки нумизматика как математика, в ней нужно ставить галочки. У каждой монеты есть свой номер, и покупатель смотрит, есть уже у него эта позиция или нет. Если просто положить монету на стол, 90 процентов коллекционеров сразу не поймут, нужна ли она им. Сейчас у большинства людей нет времени досконально во всем разбираться. Это раньше, еще в советское время, да и в 1990-е годы, коллекционеры приходили в клуб нумизматов. Я сам туда приходил и помню: вот ты стоишь, перед тобой альбом, и тебе нужно принять решение о покупке. Нужна тебе эта монета или не нужна, фальшивая она или настоящая — во всем ты должен разобраться сам. А теперь за коллекционера все делают специалисты: проверяют подлинность, определяют ее значимость по каталогам. И пишут эстимейт, то есть ориентируют, сколько она стоит. Но это общая тенденция нашего времени не в нумизматике, а вообще в жизни — человеку все разжевывается, подается готовое. К тому же на аукционе большой выбор. У нас есть магазин, но туда попадает то, что остается непроданным на торгах. Теоретически хороший нумизматический салон с дорогими редкими вещами в Москве мог бы быть. Но на практике все самые ценные и редкие предметы идут на аукцион.

А в Европе такие салоны есть?

— Пожалуй, нет. Есть магазины, ориентированные на туристов, но это совершенно другой уровень. А все представительные фирмы обязательно проводят аукционы. Это востребованная форма. Кроме того, аукцион — это всегда азарт.

Каков объем нумизматического рынка в России?

— Десятки миллионов долларов. Наш годовой оборот — около десяти миллионов. И это в основном за счет аукционов. В магазине и через интернет покупают

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (853) 3 июня 2013
    Волнения в Европе
    Содержание:
    Границы внутри

    Кризис вскрыл проблемы интеграции иммигрантов в европейских странах. Одновременное обострение экономических и межэтнических проблем — серьезная угроза стабильности европейских обществ

    Международный бизнес
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама