Любить не по лжи

Политика
Идеология
«Эксперт» №22 (853) 3 июня 2013
Любить не по лжи

«Ох, лютует прокурор-дезертир…»
Александр Галич

Реакция на мой пост о недопустимости героизации карательных органов Сталина сразу же вышла за пределы оценки деятельности СМЕРШ и СС. Оставляю в стороне дикость и злобу, захлестнувшие интернет («жиды… всех порвем…»), персональные угрозы в мой адрес, а также слова поддержки, за которые я бесконечно благодарен. Хочу обратить внимание на другое: меня и тех, кто со мной согласен, обвиняют в отрицании Победы, в принижении Отечества и разве что не в измене Родине, хотя это, наверное, еще впереди. Пример — статья в «Эксперте» («Они не равны», № 21 от 27 мая 2013 года). Поскольку читатели «Эксперта» отличаются от потребителей злобных выходок «Комсомольской правды», хочу ответить.

Сразу, чтобы было понятно, раз уж мы о войне говорим: считаю 9 мая 1945 года великим днем, Победу — важнейшим и самым радостным событием двадцатого века, гитлеровский фашизм — абсолютным злом, а праздник Победы — подлинным днем народного единства.

Теперь по сути разногласий. Разумеется, СС и СМЕРШ отличались не только формой, об их отличиях специалисты тома могут написать. Они говорили на разных языках, им предписывался разный функционал. Одни, будучи частью вооруженных сил агрессора и представляя абсолютно человеконенавистническую идеологию, были преступны изначально, по самой своей сути. Другие находились в рядах армии, ведущей борьбу за освобождение своей страны, и могли верить, что выполняют тяжелую, но необходимую работу. И конечно, среди солдат и офицеров СМЕРШ, в том числе СМЕРШ НКВД, который вовсе не был военной контрразведкой, а отвечал в том числе за борьбу с трусами, паникерами, распространителями слухов как среди военнослужащих, так и среди населения, были честные и храбрые люди. Но это, к сожалению, не меняет дело: несмотря на разные декларируемые цели, и те и другие в ходе войны совершали тягчайшие преступления, убивали невиновных. И недопустимо в дни Победы выносить это слово — СМЕРШ — в название патриотического боевика.

Документы, которые видел я, говорят о том, что за годы войны было арестовано 994 тысячи военнослужащих Красной Армии, 157 тысяч расстреляно. Сколько погибло в лагерях, неизвестно. Значительная часть из них — на совести СМЕРШ НКВД. Я не могу поверить, что в нашей армии был почти миллион шпионов. Да и реабилитировали потом многих из них. А значит, те, по чьей инициативе было арестовано и убито большинство из этих людей, — преступники. А раз они за это получали ордена — посмотрите наградные листы СМЕРШ, это потрясает, за расстрелы награждали, — то и организация, в которой они служили, преступная. Именно преступная, и не ссылайтесь на то, что не было суда. Ну а если я ошибаюсь и СМЕРШ ни при чем, что ж — назовите ту преступную структуру внутри нашего тогдашнего государства и его вооруженных сил, которая ответственна за массовые убийства наших соотечественников.

Войн без жестокостей не бывает. Но срок полковнику Буданову свидетельствовал, что его преступление — эксцесс, а не политика руководства страны. А