Несмотря на проведение в Москве 2-го саммита Форума стран — экспортеров газа, роль первой скрипки в этой организации постепенно начинают играть государства Персидского залива
Газовый некартель

На прошлой неделе в Москве состоялся 2-й саммит Форума стран — экспортеров газа (ФСЭГ). Встреча прошла в непростой для ФСЭГ момент. Во-первых, из-за быстрого роста добычи сланцевых углеводородов в США упал спрос как на уголь, так и на импортные газ и нефть. В результате уголь, а также сжиженный природный газ (СПГ), прежде всего из Катара, начали поставлять в Европу, которая снизила потребление природного газа, поступающего по трубопроводам. В итоге в 2012 году вместо запланированных 528,6 млрд кубометров сырья «Газпром» добыл лишь 478,7 млрд кубометров. Сейчас уже больше четверти потребляемого в странах Евросоюза СПГ доставляется катарскими танкерами. Началось строительство СПГ-терминала в Польше — он заработает в 2014 году, но не исключено, что и раньше. Также ведутся переговоры о поставках катарского сжиженного газа в страны Балтии, Белоруссию и на Украину.

Во-вторых, в последние годы состав участников и наблюдателей ФСЭГ пополнился за счет трех государств Персидского залива — Омана, ОАЭ и Ирака. Совокупные запасы природного газа 13 членов ФСЭГ (Алжира, Боливии, Венесуэлы, Египта, Ирана, Катара, Ливии, Нигерии, России, Тринидада и Тобаго, Экваториальной Гвинеи, Омана, ОАЭ), шесть из которых являются арабскими странами, составляют около 65% мировых. Ирак, Казахстан, Нидерланды и Норвегия носят статус наблюдателей.

Рост влияния в ФСЭГ арабских стран не может не волновать Москву. Эта организация изначально создавалась при активном участии России, которая стремилась заложить прочные основы для согласования цен, маршрутов газопроводов и раздела рынков между ведущими газовыми экспортерами. Однако российские позиции заметно ослабли после расширения ФСЭГ за счет арабских государств. Штаб-квартира ФСЭГ находится в Катаре, что позволяет Дохе косвенно влиять на политику организации. К тому же Доха инвестировала солидные средства в обустройство штаб-квартиры. Следующим генеральным секретарем ФСЭГ станет уже не российский представитель, и это тоже несколько снизит влияние России.

Продуктивному диалогу в рамках организации не способствует и сирийский вопрос, до предела накаливший отношения России с арабскими монархиями Персидского залива. В частности, Катар, новым эмиром которого стал Тамим бен Хамад Аль Тани, 33-летний сын бывшего монарха, по-прежнему антагонистически настроен к российским внешнеполитическим действиям на сирийском направлении. Доха поддерживает сирийских повстанцев из-за того, что после падения режима Башара Асада настанет время навести прицел на Иран — давнего конкурента катарцев на газовых рынках. Пытаясь развалить Сирию, эмират стремится лишить Иран союзника, способного помочь реализации углеводородных планов Тегерана. В перспективе иранцы планируют организовать экспорт СПГ в Европу через сирийские порты, а это серьезно нарушает экономические планы Дохи.

Арабские участники вполне способны создать эффективную коалицию против России в рамках ФСЭГ. Это особенно актуально в свете мировой повестки дня, главным вопросом которой значатся различ