Музейная рокировка

Культура
Культурная политика
«Эксперт» №27 (858) 8 июля 2013
С 10 июля у Пушкинского музея официально появится новый директор. Ирина Антонова передает свое детище в руки бывшего арт-директора музейно-выставочного объединения «Манеж» Марины Лошак, а сама остается присматривать за ним в должности президента
Музейная рокировка

Когда год назад музей и его директор отмечали свои юбилеи, некоторые путали, кому из них сколько: во всеобщем сознании Ирина Антонова и ГМИИ имени Пушкина настолько слились воедино, что, кажется, она же его и основала. На самом деле Ирина Александровна работает в музее без малого семьдесят лет, из них 52 года (с февраля 1961-го) его возглавляет. Ее форма правления — абсолютная монархия, и, перефразируя одного из Людовиков, она могла бы сказать: «Музей — это я». Благодаря ей за прошедшие полвека в Пушкинский музей чаще, чем в Третьяковку, Исторический и Кремль, вместе взятые, выстраивались многочасовые очереди (чтобы увидеть недавнего Пикассо в последние дни работы выставки очередь занимали с ночи). Это при ней в музей приезжали «Мона Лиза» Леонардо, «Дама под покрывалом» Рафаэля и «Венера Урбинская» Тициана — работы, которые музеи, их хранящие, стараются из своих стен не выпускать. Это она показала в Москве шедевры из Старой пинакотеки Мюнхена и мадридской коллекции Тиссен-Борнемисы, выставки Модильяни, Шагала, Уорхола, Тернера, Караваджо и наконец, под занавес своего правления, — прерафаэлитов и Тициана. Среди безусловных заслуг Ирины Антоновой — открывшийся в середине 1990-х Музей личных коллекций и следом — Галерея искусств стран Европы и Америки XIX–XX веков, детский центр «Мусейон».

Однажды в телеинтервью Антонову спросили, есть ли у нее враги. «Конечно! Если бы их не было, это значило бы, что я ничего не стою», — ответила гранд-дама. Но говоря объективно, за фасадом с колоннами действительно накоплено немало проблем. Например, у музея совершенно нет заметных собственных выставок, и основная коллекция висит (или лежит в запасниках) тяжелым грузом. Все проекты, на которые выстраиваются очереди, сплошь привозные. Хромают и дизайн, и качество экспликаций, и уровень сопутствующего сервиса — от еды в кафе до сувенирной продукции. Наконец, среди самых сложных задач, решать которые придется уже новому директору, — зависший проект создания музейного квартала и идея воссоздания Музея нового западного искусства.

Выбором «наследника» Ирина Антонова занялась сама, никому не доверяя. Казалось бы, за столько лет она могла бы воспитать себе достойную смену, однако госпожа директриса никогда не терпела рядом с собой не только конкурентов, но и сильных профессионалов — в ее королевстве каждый должен знать свое место, и хозяйка там только одна. Нынешняя смена власти не стала исключением. Ирина Антонова воспротивилась появлению в музее Зельфиры Трегуловой, нынешнего заместителя генерального директора по выставочной работе Музеев Кремля (из всех возможных кандидатов, о которых говорили в кулуарах, этот выбор был бы, вероятно, самым удачным и логичным — в Кремле под руководством Трегуловой не переводятся хорошие свои и зарубежные выставки), не стерпела своего бывшего заместителя Андрея Толстого, не допустила бывшего директора Института искусствознания Дмитрия Трубочкина. И самолично пригласила Марину Лошак, лишь год как сменившую небольшую галерею на Винзаводе