Родство по архитектурной линии

Книги
«Эксперт» №27 (858) 8 июля 2013
В новом фундаментальном исследовании история русского зодчества впервые целиком рассмотрена сквозь призму русско-итальянских связей
Родство по архитектурной линии

«Сейчас, пройдя длительный путь самостоятельного творчества, я искренне благодарен судьбе, которая с академической скамьи сразу забросила меня в Италию, являющуюся колыбелью подлинного искусства и архитектуры в особенности. Пользуюсь случаем сказать, что и сейчас у нас в Союзе архитектурную молодежь для создания подлинного архитектурного стиля необходимо направлять в Италию. Только там она сможет изучить и проверить все тайны архитектурных законов и привить себе подлинный архитектурный вкус», — пишет в 1935 году архитектор Владимир Щуко. В это время в Москве на месте храма Христа Спасителя идет строительство Дворца Советов — гигантской ступенчатой башни во вкусе древневосточных деспотий. А один из авторов этой башни поет хвалу родине гуманизма. Что лишний раз доказывает: что бы ни происходило, Италия всегда была источником жизни для русской архитектуры.

Роль Италии в нашей архитектуре действительно уникальна — это родина важнейших идей и мастеров, которые во многом эту архитектуру и сотворили. Книга «Италия — Россия: Тысяча лет архитектуры» — первая полная история взаимодействия итальянской архитектурной мысли и российского контекста, давшего такие шедевры, как церковь Покрова на Нерли, Успенский и Архангельский соборы Московского Кремля, церковь Вознесения в Коломенском, Большой Царскосельский дворец. В конце концов, самая восхитительная площадь страны — Дворцовая в Петербурге очерчена двумя итальянцами: друг на друга смотрят пышный Франческо Бартоломео Растрелли и имперски мощный Карло Росси. Или лучше Варфоломей Варфоломеевич и Карл Иванович, как называли их раньше, словно нарочно подчеркивая наше с ними кровное родство, абсолютную культурную нерасторжимость.

Так, с XII по ХХ век историю итальянско-русских архитектурных связей никогда не рассматривали. Италию как источник вдохновения изучали отдельно, а творчество мастеров-итальянцев в России — отдельно. И работа по изучению творчества всегда была нервной. Ведь если признать творениями иностранцев все, что к ним хотя бы гипотетически относилось, то получится, что они построили лучшее, что у нас есть. И прощай тогда национальная самобытность и все прочее. Отчасти с этим были связаны (впрочем, уже ставшие историей) попытки рассматривать итальянских мастеров как ремесленников, мастеровитых строителей, которые лишь одевали в камень формы, зародившиеся где-то в дебрях русского народного гения и деревянного зодчества. Авторы «Италии — России» — известные историки архитектуры Дмитрий Швидковский, Андрей Баталов, Федерика Росси (однофамилица и соплеменница нашего Карла Ивановича) выводят проблемы, связанные с работой итальянцев в России, из-под дамоклова меча национальной самобытности и заново объясняют особенности взаимодействия русской и итальянской архитектурных традиций. Главная из них в том, что, работая по заказам русских государей, итальянцы не привозили с собой «домашние заготовки», намереваясь лишь воспроизвести их на чужой земле. Они были изобретательными интерпретаторами контекста, в которо