Все-таки она вертится

Тема недели / Реформа РАН Задумав радикальную реформу академий, власти неожиданно для себя натолкнулись на столь сильное сопротивление академической общественности, что вынуждены были на ходу корректировать свои предложения
Фото: ИТАР - ТАСС

Любая реформа Академии наук
требует
осторожности, такта
и
больших знаний.
Владимир Ленин

Когда в середине мая наш журнал опубликовал статью, приуроченную к общему собранию Академии наук, на котором предстояло избрать президента академии и все ее руководство («Белый шар академии», «Эксперт» № 20 от 17 мая этого года), мы и представить себе не могли, что спустя полтора месяца нам придется писать статью, посвященную ее ликвидации (счастливо отмененной в последний момент), которая к тому же готовилась, как спецоперация, под покровом тайны. Ни общественного обсуждения, ни предварительной информации, ни даже оповещения хотя бы руководства самой академии. Не реформа Академии наук, а сразу и детектив, и триллер.

Характерно заявление вице-премьера Ольги Голодец: на пресс-конференции, посвященной реформе академии, она сказала, что цель реформы — создание «открытого, честного профессионального сообщества». Возмущенные академики спрашивали: видимо, мы не подходим ни под одно из этих определений, но тогда зачем нас приглашают в новую академию? И не случайно уже более 50 членов и членов-корреспондентов РАН подписали заявление, что в случае принятия закона в новую академию они не войдут.

Такое отношение к научному сообществу неожиданно сплотило не только давних противников министра образования и науки Дмитрия Ливанова, но и многих его сторонников, возмущенных таким стилем работы. Власти вызвали протест, масштаб которого, возможно, не сравним с протестами против монетизации, которая проводилась таким же партизанским методом, или даже с белоленточным движением, но в этот раз он охватил тех, кого действительно можно назвать креативным классом. И дело не только в недовольстве реформой и безразличием власти к мнению научного сообщества, но и в ощущении моральных потерь, разрушении этоса научного сообщества, значимость которого для многих людей науки власти сильно недооценивают. Глава фракции «Единой России» в Государственной думе Владимир Васильев заявил, согласно РИА «Новости», что «мы намеренно стремились создать ситуацию, когда работа по реформированию академии стала бы необратимой». Логика власти понятна. Академия наук долго сопротивлялась реформе, которую власть считала необходимой. Власти решили обострить ситуацию, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки. С одной стороны, власти добились своего, с другой — после недели борьбы академической общественности с правительственными новациями, бюрократия, и без того не пользующаяся популярностью в научной среде, уронила свой авторитет.

Однако, отрешившись от эмоций, попробуем разобраться в предпосылках, в развитии сюжета под названием «реформа Академии наук» и ее последствиях. Начнем с истории вопроса.

Правительственный напор, академический отпор

То, что Дмитрий Ливанов — активный сторонник радикальной реформы системы управления российской наукой в целом и академии в частности, известно с тех пор, как он еще в 2005 году занял пост заместителя министра образования и науки и предложил новый устав академии, во многом аналогичн