Охота на шедевры

Культура
Арт-рынок
«Эксперт» №28 (859) 15 июля 2013
К концу антикварно-ярмарочного сезона стало ясно: русские коллекционеры по-прежнему готовы платить любые деньги за лучшие вещи русских художников и постепенно переключаются на старых мастеров
Охота на шедевры

В середине июля аукционная и ярмарочная жизнь и в России, и в мире постепенно затихает — аукционные дома проводят последние торги, и до середины сентября арт-рынок замирает. Сезон 2012/13 выдался жарким и, без сомнения, удачным, причем практически для всех разделов рынка. В Женеве Sotheby’s с успехом распродал коллекцию украшений Джины Лоллобриджиды, зафиксировав новый рекорд для жемчужных сережек — крупные морские жемчужины в бриллиантовом обрамлении, когда-то принадлежавшие Габсбургам, были проданы за 2,39 млн долларов. В Нью-Йорке в середине мая три аукционных дома — Sotheby’s, Christie’s и Phillips — наторговали современным и послевоенным искусством на 1,1 млрд долларов, при этом вечерний аукцион Christie’s, на котором предлагались главные топ-лоты, стал самым удачным в мировой истории и принес дому 495 млн долларов. А список самых дорогих картин русских художников пополнился сразу несколькими названиями.

Наши в Лондоне

Традиционная «русская неделя» в Лондоне, которая для отечественного рынка является определяющей и на которой усилиями четырех аукционных домов собирается все лучшее, что есть в частных домах Европы и Америки, была богата на сенсации. Казалось бы, русский рынок заметно вымывается, шедевры оседают в коллекциях, и аукционным домам все сложнее поддерживать должный уровень. Это видно и по каталогам лондонских торгов, и по тому, как Sotheby’s и Christie’s урезали нью-йоркские аукционы, оставив там только прикладное искусство и сосредоточив живопись и графику в Лондоне, да и по Российскому антикварному салону, который не часто радует раритетами. Поэтому каждая работа, обладающая внешними достоинствами или интересным провенансом, становится на вес золота — коллекционеры знают, что аналог появится на рынке нескоро или не появится вовсе. Отсюда отчаянная борьба ставок и как следствие — высокие цены.

«Натюрморт с фруктами» Ильи Машкова у Christie’s сражал если не красотой, то размерами и провенансом — картину показывали на первой выставке художественного объединения «Бубновый валет» в декабре 1910 года, так что 4,76 млн фунтов за нее — ожидаемый результат. Но главным «героем» стало полотно Николая Рериха «Труды Богоматери», написанное на сюжет из апокрифического Евангелия. Картина необычна для художника-мистика, увлеченного восточной философией. Два ее варианта-повторения хранятся в музеях, сама же она долгое время считалась утраченной. Беспрецедентный случай — еще до начала торгов продававший «Труды Богоматери» дом Bonhams, очевидно, наблюдая за реакцией потенциальных покупателей, дважды повышал эстимейт лота, но результат все равно превзошел ожидания. Торги начались с 600 тыс. фунтов стерлингов, и за считаные минуты цена выросла до 7 млн, что вместе с комиссией аукционного дома составило 7,88 млн фунтов (12,1 млн долларов) — новый рекорд для картины русского художника, проданной на аукционе.

Помимо неизменной готовности платить любые деньги за очевидные шедевры есть на русском рынке и другие положительные тенденции. Например, коллекцио