Навальный нам сделался другом

На улице Правды
«Эксперт» №32 (862) 12 августа 2013
Навальный нам сделался другом

Особенностью избирательного процесса с тех пор, как в 1988 г. обновляющаяся КПСС провозгласила курс на альтернативность выборов и вообще на баллотировку по-европейски, является то, что процесс этот вечно живой. Причем не столько в том смысле, что власть исходит от народа и в результате народного выбора вечно обновляется, сколько в смысле чрезвычайной подвижности и текучести самого избирательного процесса. Как общие правила (сколько депутатов, на какой срок и по какой системе следует набирать), так и процедурные нормы, согласно которым положено домогаться выборной должности, находятся в постоянном движении.

Характерен в этом смысле вступивший в силу 12 июня 2002 г. Федеральный закон № 67 «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ». Закон был принят при предыдущем председателе ЦИК А. А. Вешнякове, лично возглавившем рабочую группу для подготовки предложений по совершенствованию законодательства о выборах. Вешняков, будучи человеком строгим, педантическим и, не в пример своему преемнику, совершенно чуждым экстравагантности, видел свою задачу в том, чтобы детально регламентировать самомалейшие детали избирательного процесса, чтобы совершенно исключить возможности злоупотреблений. «Мне бы управиться хотелось, Русь оковать законом крепким, что броней», — мог бы сказать А. А. Вешняков.

Управиться удалось не вполне: с момента принятия и до сего дня в закон было внесено более 60 поправок. Закон об основных гарантиях избирательных прав претерпел примерно ту же эволюцию, что и УК с УПК: большое количество бессистемно вносимых поправок вместо того, чтобы способствовать немецкому орднунгу, поспособствовали скорее неразберихе.

Это вообще принцип российского законодателя новейшего времени: «Так я же не дурак, // И ту беду поправлю: // Длиннее прежнего я рукава наставлю». Вследствие чего иные господа, включая высокопоставленных, «Запутавши дела, их поправляют, // Посмотришь: в Тришкином кафтане щеголяют».

Тогда как бессистемное усложнение любого законодательства, в том числе законодательства о выборах, имеет свой естественный предел. Избирательное право есть не только активное, но и пассивное — право домогаться выборной должности, а тут в смысле гарантий наблюдалось постоянное ухудшение. Если в 1989 г. профессор А. А. Собчак, вооруженный лишь матюгальником, лично домогался благосклонности граждан у выхода из ст. м. «Петроградская» — и в том преуспел, а в 1995 г. журналист М. В. Леонтьев, шедший в Думу с либертарианской программой, лично сжигал у ст. м. «Теплый Стан» чучело бандита — правда, в Думу не прошел, но добрых граждан позабавил, — то ныне закон столь усовершенствовался, что кандидат, желающий исполнить все его требования, должен держать при себе серьезный юридический штат. Простой кандидат-одиночка не в состоянии объять умом необъятный закон и обойти все крючки и ловушки. Это уже не говоря о специфике реального правоприменения. Чем бессистемнее и запутаннее законодательство, тем легче проводить принцип «друзьям