Эффективный Аларих

На улице Правды
«Эксперт» №38 (868) 23 сентября 2013
Эффективный Аларих

При оценке итогов операции, проведенной с РАН, встречаются разные оценки того состояния, в котором находился объект операции. Мнения, восходящие к двум членам Российской академии (в 1841 г. преобразованной во 2-е отделение Императорской академии наук) довольно разнятся. Если И. А. Крылов, живописуя эффективную свинью под дубом вековым, при этом описывал дуб как вполне живой, плодоносящий и добродеющий организм, то Н. М. Карамзин был более печален в оценках: «Вовсе не варвары разрушили старый мир; он был истлевший труп; они лишь развеяли прах его по ветру».

Однако оба академика российских, сильно расходясь в оценке разрушаемого объекта, были едины при характеристике разрушающего субъекта. Что безымянная хавронья, что варварские вожди Аларих и Гейзерих никак не почитались ими за просвещенных культуртрегеров. Да и никем не почитались. Нет оснований предполагать, что герои нынешней операции обретут лучшую славу в потомстве.

И это порождает вопрос, так мучивший Уинстона Смита из романа «1984»: «Я понимаю как, я не понимаю зачем». Все-таки операция, предпринятая с сильными нарушениями норм простейшей корректности, произошла никак не в ситуации революционной (вар.: контрреволюционной) горячки, когда о корректности мало заботятся. Положим, когда горит дом, о разбитых стеклах не жалеют, но в случае с РАН где же самомалейшие признаки имевшего место возгорания? Отличие операции с РАН от других, тоже не больно удачных мероприятий последнего двадцатипятилетия, как раз в том, что, допустим, с либерализацией цен, приватизацией, реформами госуправления образца 1993-го и 2004 гг. действительно припекало или как минимум казалось, что припекает. Тут же чистый волюнтаризм, не вызываемый никакими экстренными обстоятельствами.

Равно как и научные учреждения, ставшие объектом операции, принципиально отличаются от объектов предыдущих преобразований — отношение общества к ним другое, и вообразить какие-либо аналоги «Да — да — нет — да!» или «ПриватиЗАция» применительно к РАН затруднительно. Тогда лозунги слышались массами, теперь они вызовут разве желание покрутить указательным пальцем у виска. Тут и опыт, сын ошибок трудных (люди чему-то учатся, в этом смысле исторический прогресс все-таки существует), тут и явно неверный выбор объекта для сегодняшних мероприятий. И тем не менее руководство твердо и неумолимо идет на операцию, гарантированно имеющую принести ее устроителям дурную славу и у современников, и в потомстве. Притом что профиты не столь уж ясны.

Тем не менее коалиция сторонников операции (активные ее деятели плюс пассивно одобряющие) есть, и состав ее довольно разнообразен.

Первые полагают, что прежняя академия все равно умерла, причем давно, воскресить ее невозможно, так пусть же на ее месте что-нибудь будет устроено, хотя бы и силами такого сомнительного творца, как руководство Минобразования.

Вторые вообще не очень заботятся о будущем устроении, движимые прежде всего чувством личной мести. Как заслуженные, так и незаслуженные обиды, причиненные структурами