Трудовые резервы

Эксперт 400 Новые компании в обрабатывающем секторе, мобильность населения и реальные ориентиры минимальной зарплаты — вот необходимые предпосылки роста производительности труда
Фото: Олег Слепян

Сразу оговоримся: однозначно определить одну или две общие причины отставания российских компаний по уровню производительности труда от глобальных конкурентов не представляется возможным. Производительность — фундаментальный показатель, влиять на него может огромное количество разнообразных факторов, набор которых для каждой отрасли и каждого предприятия может сильно различаться.

Более насущным и интересным представляется другой вопрос: почему российские компании отстают так сильно и отставание не сокращается? «Мировой опыт показывает, что отставание в уровне производительности труда преодолеть очень трудно, если речь идет об отрыве, измеряемом десятками процентов. Если отставание кратное, то преодолеть его сравнительно просто. Например, если вы возите товары на грузовике и у вас вместе с водителем ездит экспедитор, то поднять производительность в два раза можно, всего лишь отказавшись от услуг экспедитора и поручив исполнение его функций водителю. Но это кажущаяся простота», — считает директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Виктор Ивантер.

Лишние люди

Сегодня при обсуждении проблемы производительности труда в российской экономике внимание, как правило, акцентируется на двух основных факторах: необходимости технологического перевооружения и повышении качества менеджмента на предприятиях. Умалять их значение, разумеется, нельзя — и уровень технологий, и эффективность организации труда оказывают решающее влияние на показатель производительности. Стоит, однако, отметить, что технологическое отставание крупнейших российских компаний вряд ли настолько драматично, а качество корпоративного управления и организации труда в них настолько низкое, чтобы обеспечить кратное отставание в уровне производительности труда по сравнению с сопоставимыми западными компаниями.

Так, наши расчеты (см. «Четыре триллиона за эффективность») показывают, что производительность труда в российской черной металлургии составляет лишь 38% среднего уровня производительности, который демонстрируют их глобальные конкуренты. При этом за последние пятнадцать лет крупнейшие российские предприятия черной металлургии инвестировали в модернизацию своих производств более 50 млрд долларов, и зримыми ее результатами, в частности, стали отказ от мартеновской выплавки стали и повсеместный переход на технологии непрерывной разливки. В целом сегодня по уровню используемых технологий лидеры российской черной металлургии отличаются от аналогичных западноевропейских и американских компаний совсем незначительно.

Еще один яркий пример приводит директор Центра трудовых исследований ГУ—ВШЭ Владимир Гимпельсон: штат сотрудников одной из наиболее современных российских электростанций, Северо-Западной ТЭЦ, почти в четыре раза превышает число работников расположенной недалеко от нее аналогичной по мощности и технологиям финской электростанции.

Наиболее правдоподобное объяснение такой ситуации — российские предприятия зачастую вынуждены держать в штате избыточное количество работников.

Наибольшим потенциалом роста производительности обладает обрабатывающая промышленность
Инвестиционный рост в промышленности прекратился, а численность занятых неуклонно сокращается