Это не болезнь

Книги
Москва, 14.10.2013
«Эксперт» №41 (871)
Здоровый человек имеет бактериального двойника. Этот двойник всегда с нами, с рождения и до смерти. Он нас защищает, лечит и даже немного кормит

Есть красивая история о том, как выдающийся биолог А. А. Любищев занимался борьбой с сельхозвредителями и нажил много врагов, указывая, что травить всех подряд ядами невыгодно. Ему возражали: есть гады — надо травить, чего думать-то. А его правота в том, что победить всю природу — и трудно, и опасно. Нам еще жить на этой планете, так что надо осторожно, ведь яды в первую очередь погубят природных врагов тех вредителей, и как раз вредители размножатся чрезвычайно.

Человек привык думать о себе как об индивиде. Что может быть естественнее? А кто ж тогда? И вот открытия, идущие непрерывной чередой с 1980–1990-х годов, рисуют неожиданную картину. То, что мы знали об обитателях Земли, крайне плохо описывает реальность — нам известны какие-то 10% видов бактерий. Множество даже совсем неизвестных бактерий, а тем более известных, живет на человеке и внутри него. Сотни видов бактерий живут на коже, другие сотни — в пищеварительном тракте, во рту, в других полостях тела. Это виды, а число индивидов бактерий на нас — миллиарды, каждый из нас несет на себе население целой планеты.

Это не болезнь. Понять это было крайне тяжело. В самом деле, мы же болеем болезнями, которые вызваны бактериями. Мы лечимся антибиотиками, которые их убивают. А что теперь говорят?

Оказывается, с первых дней существования ребенок собирает своего бактериального двойника, бактерии поселяются в нем, и из них складывается сообщество, биоценоз, примерно такой же, как березовая роща или торфяное болото. Сложный, со своими хитрыми связями внутри, и так же не допускающий вторжения чужаков. И эти наши нормальные бактерии, всегда нам сопутствующие, не допускают заражения другими бактериями, которые в наш биоценоз не входят. Болезнь — это прорыв в теле этого сообщества. Антибиотики подобны ядам общего действия, они убивают всё. И потом на мертвых наших просторах размножаются в первую очередь всякие гады, которые и обеспечивают болезни. Так что бактерии надо иметь свои, проверенные и отобранные.

Те, которые отобрала эволюция. Мы всегда имели этого бактериального двойника, сжились с ним, достигли консенсуса — нам от бактерий тоже польза идет, если детально посмотреть… Так что проблема в цивилизации.

Оказывается, дело в городах. Мы каких-то пять тысяч лет существуем как скученный вид, до того миллионы лет наши предки жили себе в природе на вольном выпасе, поодиночке, семьями, но никак не грудами и толпами. Скученность — это инфекционные болезни, это диверсанты, которые не из нашего сообщества и готовы между делом, для сиюминутной своей выгоды, общий наш дом загубить. В нашем лице. Это мы — дом.

И вот сейчас ученые проводят совершенно фантастические исследования, которые еще тридцать лет назад казались безумными. Отыскивают в Африке виды бактерий, которые могут оказаться полезными, и лечат ими астму. Рекомендуют не принимать антибиотиков. Сражаются с туберкулезом, подсаживая правильные бактерии.

Появилась даже гипотеза, что следующей бедой, наступившей вслед за цивилизацией, была гигиена. Никогда

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (871) 14 октября 2013
    Нобелевские премии
    Содержание:
    С нобелевской невозмутимостью

    Нобелевские премии этого года безупречны с научной точки зрения, но вручены за достижения, сделанные десятки лет назад. По-видимому, в этом году шведским академикам захотелось подчеркнуть свой консерватизм

    Экономика и финансы
    Потребление
    Спецвыпуск
    Реклама