Как дьякон содомитов отмиссионерил

На улице Правды
«Эксперт» №4 (883) 20 января 2014
Как дьякон содомитов отмиссионерил

Конец декабря — начало января, обыкновенно у людей мирских посвященные предновогодним хлопотам и затем новогоднему пьянству, а у людей церковных — завершению Филиппова поста, на этот раз наполнились новым содержанием. Известный миссионер протодиакон Кураев был извержен из Московской духовной академии с формулировкой «за эпатажную деятельность в блогосфере», после чего о. диакон, которому мало что осталось терять, с неслыханной энергией, чтобы не сказать с неистовством, стал обличать содомитов, укоренившихся в священноначалии. Сочельник, Рождественская Звезда, Обрезание Господне, Дары Волхвов, веселые Святки, кесарецкий поросенок — все было им забыто ради сверхценной идеи поборания содомитов.

Такой неожиданный поворот миссии не мог не произвести большого соблазна, причем в самых разных кругах. Не то чтобы околоцерковная общественность вовсе не знала, что монашеский грех существует — или же, зная, пыталась изобразить его яко не сущим, — однако же и время для обличения представлялось не особенно удачным, а паче того — форма обличения. О. диакон, ежедневно распространяя через электрический интернет свои послания против содомитов, тщательно избегал того, что В. В. Путин некогда назвал «пароли, адреса, явки», но ограничивался толстыми намеками на епископа N, архимандрита X, игумена Z, поясняя, что, во-первых, sapienti sat, во-вторых, надежные свидетели неслыханного блудодеяния скрываются нынче в похоронках, но по мановению руки дьякона в нужный момент объявятся и бесстрашно засвидетельствуют грехи высокопоставленных духовных особ. Была, конечно, и слезинка ребенка, т. е. семинариста, по возрасту примерно равного философу Хоме Бруту; было и указание на зловещую связь между содомией священноначалия и праведными шахидами русской национальности; был и точный расчет, согласно которому не менее 1/6 епископов подвержены содомскому греху. Все это, не называя имен, — точь-в-точь как в прокурорской речи на процессе Промпартии — но от этого не менее страшно.

А также и гадко, ибо обличение церковных грехов — наличия которых в принципе никто и не отрицает, ибо бес силен, — и по слову Писания, и по постановлениям Вселенских Соборов должно происходить существенно иначе. Деятельность же о. диакона более напоминала смелые разоблачения мужественных следователей Гдляна и Иванова и одиннадцать чемоданов вице-президента А. В. Руцкого. Которые мало способствовали очищению чего бы то ни было.

Казалось бы, новая миссия о. диакона должна по крайней мере вызвать удовлетворение антиклерикалов, ибо, во-первых, от его обличений крайне замарана иерархия РПЦ, что не может не радовать, во-вторых, антиклерикалы давно выкликали дух русского Лютера, который реформирует православную церковь, а о. диакон если не совсем Лютер, то явно на этой линии — того и гляди 95 тезисов на дверях храма Христа Спасителя вывесит.

Проблема в том, что вывесить тезисы он, возможно, и вывесит, его деятельность в последнее время описывается формулой «Пропадай, моя телега, все четыре колеса», однако тяжелая