Пиар-ход или востребованный продукт?

Русский бизнес / Органическая еда Мнения экспертного сообщества относительно органического сельского хозяйства расходятся. Спор идет с участием всех сторон: Минсельхоза, самих участников органического рынка — например, Союза органического земледелия (СОЗ) и Национального органического союза (НОС); «АгриВолга» входит во второй из указанных союзов.

В настоящее время идет обсуждение законопроекта по органическому земледелию (рассматривается уже третий его вариант). Пока в отсутствие федерального законодательства компании никак не могут доказать свою «органичность», некоторые из них проходят сертификацию на Западе. Дискуссия главным образом разворачивается вокруг терминологии: что считать органикой, делать ли сертификацию обязательной или добровольной, нужно ли адаптировать российское законодательство к европейскому, для того чтобы в дальнейшем производители могли выходить на экспорт. Но самая животрепещущая тема — можно ли сделать производство органических продуктов массовым, и насколько это дорого? Вот мнения двух экспертов:

Яков Любоведский, исполнительный директор Союза органического земледелия (объединяет мелких производителей):

— Крупные производители пытаются сказать, что если у мелких и средних фермеров нет денег и современных технологий, то те не смогут производить чистую продукцию. Однако во всем мире все ровно наоборот. Изначально органика появилась не как экологическое движение, а как одна из форм развития сельского хозяйства, причем от нищеты. На Западе в 1950–1960 годах, когда активно развивалось интенсивное сельское хозяйство, целый ряд мелких фермеров не могли себе позволить приобрести химические удобрения. Чтобы выжить, небольшие хозяйства объединялись в кооперативы и вводили для своих членов единые правила: совсем не использовать химию. К примеру, так появились немецкие кооперативы Bioland Demetra, а вообще в Германии кооперативы объединяют 98 процентов фермеров, без их мнения не принимается ни один закон.

Проблема российского сельского хозяйства в том, что у нас решения принимаются сверху, а не «с земли». Когда читаешь прессу, возникает ощущение, что в нашей стране работают только крупные агрохолдинги, например «Черкизово», «Мираторг». При этом в России больше половины всей сельскохозяйственной продукции производят мелкие хозяйства. Однако их мнения никто не знает.

Мы хотим развивать массовое производство органики вместе с устойчивым развитием сельских территорий с учетом разных климатических зон России, возрождать деревни, создавать людям условия для достойного заработка. Сейчас мы ездим в разные регионы, пытаемся понять «в полях», что действительно нужно небольшим сельхозпроизводителям, разрабатываем с их помощью программы. У нас уже сегодня многие мелкие сельхозпроизводители неофициально производят органическую продукцию. Некоторые, как на Западе, становятся экопроизводителями не от хорошей жизни. Отказаться от синтетических удобрений и разных добавок — это значит, что урожайность просядет на 30 процентов. Но при этом по факту выходит, что фермеры экономят больше, чем теряют. Произвести органическую продукцию стоит копейки. Другое дело, что сложно сделать ее товарной — очень затратная товаропроводящая цепочка.

Андрей Даниленко, председатель правления Национального союза производителей молока («Союзмолоко»):

— Я бы выделил две категории потребителей органических продуктов