После Атлантиды

Книги / Литературоведение

Появление этой книги, в которой современные поэты и писатели рассказывают об изрядно подзабытых (заслуженно и нет) деятелях советской литературы, вполне предсказуемо. Первый выпуск «Литературной матрицы», в которой речь шла о бесспорных классиках XIX–XX веков, оказался удачным и чрезвычайно востребованным, в том числе по прямому назначению — в школах. К тому же переосмысление советского опыта явно вошло в тренд. Еще год назад неутомимый Дмитрий Быков составил свой собственный «Краткий курс советской литературы», в кильватере которого нынешняя книга тоже, очевидно, следует.

Но и отличия очевидны. Быков, щеголяя эрудицией, выкапывает совсем уж далеко ушедшие в почву окаменелости. Авторы «Матрицы» все-таки изучают верхний, еще вполне плодородный слой: Леонид Леонов, Евгений Шварц, Булат Окуджава и даже Виктор Соснора. Само отнесение их к «ушедшей на дно Атлантиде» вызывает недоумение. Но создатели «Матрицы» и ее тридцатилетний редактор-составитель безжалостны. На разные лады подчеркивается: все было совсем другое и мы сами были совсем другие.

«Мне трудно представить, что когда-нибудь в будущем России ее президента, или как бы он там ни назывался, будет интересовать, к какой партии принадлежит поэт, какие интервью дает и что вообще пишет. Кончились золотые деньки», — комментирует Всеволод Емелин знаменитый разнос, устроенный Хрущевым Вознесенскому. «Сейчас народная масса стала грамотной и начала создавать множество собственных текстов. Вместо пирамиды, некоей иерархии ценностей, в чистом поле выросли миллионы крохотных ценностных пирамид, — подытоживает Владимир Березин свои рассуждения о Тынянове и заключает: — Профессиональное настоящее осталось за писателями-сценаристами и писателями-клоунами». Или — за «новыми атлантами», добавим мы.

Литературная матрица: Советская Атлантида. — СПб.: Лимбус-Пресс, 2013. — 528 с. Тираж 3000 экз.