Зачем закручивают налоговые гайки

Экономика и финансы / Налоги Попытки увеличить доходы бюджета и путем повышения налоговых ставок на фонд оплаты труда, и ужесточением ответственности показывают, что в правительстве не очень понимают, как работает реальная экономика
Рисунок: Игорь Шапошников

Народное хозяйство перестало показывать рост производства. В казне острый недостаток денег. Всеми и всяческими способами начальство пытается повысить налоговые сборы. Борьба с серыми зарплатами — в Госдуме обсуждается пакет мер по ужесточению ответственности как нанимателей, так и работников за зарплаты «в конвертах» — одна из попыток. Как нередко бывает, попытка, весьма противоречивая по отношению к собственным целям.

Вспомним: в 2009 году правительство задумало увеличить сборы социального налога, для чего с 2011 года была повышена с 26 до 32% от заработной платы совокупная ставка обложения (при этом налог с 2010 года переименовали в страховые взносы, а на высокие зарплаты ставки были ниже). Итог был предсказуем — и предсказан многими: в 2011 и 2012 годах сборы снизились, вместо того чтобы возрасти. Ставку снизили до 30% — однако помочь это, вопреки необъяснимым ожиданиям начальства, уже не могло. Да и много ли лучше для предприятия 30%, чем 32%, по сравнению с исходными 26%?

Между тем в 2013 году значительно понизились темпы экономического роста, наполнение казны стало еще более затруднительным. Решили, как видно, зайти с другой стороны: при сохранении ставки повысить собираемость. Поскольку снижение сборов страховых платежей было осуществлено уходом зарплат в тень, решили именно это слабое место «подкрепить». Разумеется, в уголовной ответственности за неуплату НДФЛ ничего нового нет. Однако действенность нормы закона зависит от того, насколько правоохранители ее «правоприменяют».

Рассудим, что могло бы выйти из этого «нового» начинания. Прежде всего, в чем причина настолько сильного нежелания предпринимателей платить больше налогов? Разумеется, жадность исключить никак невозможно — однако для очень значительного числа мелких и средних предприятий дело совсем не в жадности. Они просто не в состоянии платить больше по совершенно не зависящим от них обстоятельствам. Очень многие живут на грани безубыточности, а для тех, кто пока в прибыли, доходность в 5% представляется вполне привлекательной. Соответственно, те самые дополнительные 6% от ФОТа для подобных предприятий были равносильны переходу в разряд убыточных, то есть разорению. Это если мы рассуждаем в предположении, что работали они «вбелую».

Однако и до повышения социального налога немало компаний выживало исключительно благодаря недоплате налогов, то есть жизни в тени. С этими — затруднение того же рода, но куда большего масштаба. Выведение зарплат из тени крайне дорогое удовольствие. Оно обошлось бы примерно в треть оборота (продаж) предприятию, у которого высока доля заработной платы в себестоимости: именно такую величину — повторю, примерно треть оборота! — составили бы налоги. (А малые предприятия по преимуществу именно таковы, и особенно это справедливо для предприятий инновационных.) Очевидно, что подобным образом повысить свои налоговые платежи могут исключительно предприятия с прибылью выше трети продаж. Много ли таких?

Иными словами, выйти из тени для многих предприятий экономичес