Фондовый рынок России

Индикаторы
«Эксперт» №6 (885) 3 февраля 2014
Рубль обновил исторические минимумы; Рынок акций заметно просел

Рубль, упавший с начала январских торгов почти на 7% по отношению к американскому доллару, на минувшей неделе вновь котировался на уровне аутсайдеров валютного рынка. Несмотря на восходящее движение котировок рубля в заключительной части торгов в четверг 30 января, когда доллар уходил несколько ниже 35 рублей (до 34,81) по курсу tomorrow, днем в пятницу курс вновь подскочил выше 35 рублей, до 35,13. Отметим также, что в ходе торговой сессии 30 января курс евро и стоимость бивалютной корзины в моменте поднимались до исторических максимумов — 48,39 и 41,19 рубля соответственно.

Представители Банка России объяснили случившееся неважной внешней конъюнктурой: дескать, ФРС США сворачивает стимулирующую программу QE 3, что автоматически негативно отражается на валютах развивающихся стран. В пример помимо рубля, в частности, приводились южноафриканский ранд и турецкая лира, просевшие с начала января к американскому доллару на 6,8 и 6,9% соответственно.

Впрочем, такая трактовка происходящего на валютном рынке является слишком упрощенной и малосодержательной. Да, действительно ужесточение кредитно-денежной политики ФРС стимулирует отток капитала с рынков развивающихся стран. Но в значительной степени это применимо к тем странам, которые страдают из-за политической нестабильности, высокого уровня инфляции, хронического дефицита торгового и платежного баланса, а также испытывают серьезные проблемы с финансированием бюджетного дефицита. Чтобы валюта той или иной страны попала под мощное давление, нужна комбинация из двух-трех вышеперечисленных факторов (желание властей девальвировать национальную валюту пока вынесем за скобки).

Например, у Турции это сочетание отрицательного сальдо торгового баланса и текущего счета платежного баланса (97 млрд и 61 млрд долларов соответственно за 12 месяцев по ноябрь 2013 года включительно) и политической нестабильности. Южная Африка испытывает те же проблемы, что и Турция, усугубляемые бюджетным дефицитом на уровне почти 5%. Для сравнения: у России по итогам 2013 года минимальный дефицит бюджета (–0,5%), третьи по размеру в мире ЗВР (почти 500 млрд долларов), профицит торгового баланса (+177 млрд долларов), профицит текущего счета платежного баланса (+33 млрд долларов). Наконец, политическая стабильность. Большинство развивающихся стран в лучшем случае могут похвастаться лишь чем-то одним из этого списка.

Поэтому, исходя из фундаментальных факторов, темпы ослабления отечественной валюты как минимум не должны существенно превышать скорость падения наиболее устойчивых валют развивающихся стран, например бразильского реала, мексиканского песо и индонезийской рупии, которые с начала января подешевели к доллару на скромные 2,1, 2,2 и 0,02% соответственно. Даже валюта Украины, которую Россия спасла от дефолта, и та снизилась к доллару лишь на 2,5%. А значит, причины обвального падения рубля следует искать внутри страны. Вероятно, дело в том, что за последние полгода отечественные финансовые власти сумели сформировать в умах инвест

В таблице 3 даны базовые индикаторы денежного рынка за последние четыре недели.

В качестве объемных индикаторов рынка ГКО—ОФЗ использованы суммарные индикаторы вторичного оборота и нетто-оборота (равного чистой выручке) аукционов ГКО и ОФЗ. Ставка MOSPRIME — индекс НВА, рассчитываемый Thomson Reuters.

В качестве индикаторов процентных ставок рублевых и долларовых депозитов приводятся данные агентства «Росбизнесконсалтинг», рассчитанные по выборке банков с надежностью группы B ИЦ «Рейтинг». По депозитам в евро ставки рассчитаны «Экспертом» по выборке банков московского региона. По рублевым вкладам приведен индикатор доходности депозита для юридических лиц на сумму от 3 млн до 15 млн рублей. По валютным вкладам рассчитывалась средняя ставка депозита на сумму от 100 тыс. до 500 тыс. долл./евро.

Доходность валютных облигаций рассчитывалась по котировкам западных участников рынка на основе данных Deutsche Bank Russia.