Об опасном соблазне

Разное
Москва, 10.02.2014
«Эксперт» №7 (886)

Распад Украины предсказывают всё больше самых разных голосов. Понятно, из того, что некое предсказание делается модным, не обязательно следует, что оно так-таки и сбудется. Но ведь сама частота таких разговоров играет заметную роль: мысль о разделении Украины исподволь становится привычной. И это естественно, поскольку всё труднее верить посулам оппозиции, будто внеочередные выборы президента и парламента успокоят страну. С чего бы? Ведь закончатся очередные внеочередные в точности тем же, чем все прежние: победитель будет с грехом пополам устраивать половину страны и категорически не устраивать другую половину. Не может же такое длиться вечно!

То есть могло бы — и сверхдемократические майданы так и сбирались бы один за другим — кабы не проза жизни. Но страна-то — фактический банкрот. Все знают, что экономика Украины в кризисе: долги, там, падение гривны. Менее известно, что кризис это не локальный — типа «со всяким случается», а тотальный. На целом глобусе — не считая, кажется, двух-трёх самых кровавых недогосударств в Африке, Украина — единственная страна, экономика которой сегодня меньше, чем была в начале 90-х, то есть сразу после развала СССР. В начале нового века страна пустилась было оживать: статистика показывала темпы роста под двадцать. Но тут случился первый Майдан — и с таким ростом оказалось покончено. Второй Майдан, нынешний, если и подразумевает выход из экономической Марианской впадины, то я не способен углядеть, какой именно.

Одной из коренных причин неудач стали, похоже, границы новой Украины. Ведь в тех границах, которые для неё нарисовал Сталин и округлил Хрущёв, самостоятельному государству существовать очень трудно: границы-то и были так проведены знатоком национального вопроса в первую очередь для того, чтобы Украинской ССР никогда и в башку не взбрело жить самостоятельно. Отошедший Киеву набор территорий не объединишь ничем, кроме возведённого в национальную идею отталкивания от России. Сначала оно происходило в сравнительно мягкой форме («Украина — не Россия»), но потом сбылся грустный афоризм честертоновского отца Брауна: можно держаться на одном и том же уровне добра, но никому никогда не удавалось удержаться на одном уровне зла. Пошло вытеснение русского языка и русских школ, свирепая антирусская пропаганда по всем каналам — кому интересно, в сети всего этого навалом, — а там уж и открытый бандеровский нацизм. Всё это, наверно, было по сердцу национальной интеллигенции и на руку зажравшемуся олигархату, но Украина продолжала по любому случаю голосовать надвое — и деградировать.

Вообще-то случалось, что страны вылезали и из таких ямищ — если у них доставало ума и упорства. Теоретически говоря, может вылезти и Украина. Возможно, Киев сумеет и впредь держать в одной стране два различных и по языку, и по нравам, и по вере народа; но в сложившихся — и продолжающих суроветь — обстоятельствах это требует всё больших сил. Внутренние же игроки — что провластные, что майданные, что боевики — слишком слабы. Первые вяло кунктаторс

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (886) 10 февраля 2014
    Олимпиада в Сочи
    Содержание:
    Давно такого не было

    Несмотря на непростое социально-экономическое положение Россия способна решать самые амбициозные задачи. В этом главный вывод, который позволяют сделать итоги работы по подготовке зимних Олимпийских игр-2014.

    Потребление
    Реклама