Без мартеновских печей

Спецвыпуск
Будущее Сибири
«Эксперт» №11 (890) 10 марта 2014
Западно-Сибирский металлургический комбинат (ЗСМК) моложе НКМК почти на три десятилетия. Логично, что большая металлургия в Новокузнецке в итоге сохранилась именно на его площадке, расположенной в 25 км от центра города с учетом розы ветров и санитарно-защитной зоны.
Без мартеновских печей

Две доменные печи там проходят всего лишь третью кампанию (так называют 15-летний период, в течение которого печь работает без остановок — до капитального ремонта), а первая, запущенная еще в 1964 году, сейчас является самой современной. Да и сам комбинат исторически был современным и технологичным предприятием — здесь, к примеру, никогда не было мартеновских печей, а мощности еще в советские годы запускались на основе АСУ. В прошлом году комбинат, несмотря на сокращение спроса на сталь по всему миру, произвел 6 млн тонн чугуна и выплавил более 6,84 млн тонн стали — рекорд, в последний раз установленный лишь по итогам далекого 1990 года. В составе объединенного «Евраз ЗСМК» это предприятие сейчас называют площадкой строительного проката, имея в виду, что основной вид производимой здесь продукции — арматура, проволока, швеллеры, уголки и т. п., всего около ста наименований.

Комбинат работает по классической и самой распространенной ныне в черной металлургии замкнутой схеме, с использованием кислородно-конвертерного метода получения стали. Собственная аглофабрика производит агломерат (в сутки Запсиб «съедает» порядка 450–500 вагонов железорудного концентрата, из которого и готовится агломерат — по сути, оксид железа), который по конвейеру поступает в доменный цех, где в трех печах (их суммарный объем 8 тыс. кубометров) переплавляется в чугун. «Жидкий чугун — это полупродукт, его можно и в чушках продавать. Мы так тоже делаем, но немного. Основная масса чугуна — либо в ковшах, либо в миксерах — идет в два конвертерных цеха, где с помощью кислорода конвертируется в сталь. Дальше ее превращают либо в слиток, который потом будет обжат в блюминге и в итоге станет заготовкой, либо направляют в машину непрерывного литья заготовок. А уже оттуда заготовки идут на прокат, и там мы получаем конечную продукцию», — на пальцах объясняет технический директор ОАО «Евраз ЗСМК» Аркадий Амелин. Кислородно-конвертерные цеха оснащены тремя конвертерами емкостью по 160 тонн каждый и двумя — по 350 тонн. В них чугун смешивают с уже расплавленным металлоломом: эти гигантские ковши сначала раскачиваются, перемешивая ингредиенты, а потом накрываются крышкой и, с шипением и грохотом, становятся сосудом для химической реакции, итог которой — сталь необходимых марок.

Чтобы получить чугун, доменным печам необходимо топливо, в основном кокс, который производится здесь же, на площадке строительного проката «Евраз ЗСМК», на шести коксовых батареях. Недостатков у кокса хватает — и воздух он загрязняет, и стоит непомерно дорого. Однако «разжечь» домны совсем без твердого топлива невозможно, зато можно максимально снизить долю кокса в тонне чугуна. Например, с помощью природного газа (он уже подключен к печам), который стоит дешевле. Но лучше всего — с помощью так называемого пылеугольного топлива (ПУТ). «Мир сейчас процентов на сорок перешел на ПУТ, новые доменные печи без таких установок даже не строятся, — рассказывает Аркадий Амелин. — Германия, к примеру, сократив производство к