Дышите глубже

Экономика и финансы
Рынки
«Эксперт» №11 (890) 10 марта 2014
Падение рубля и фондового рынка на фоне событий вокруг Крыма выглядит как истерика, не имеющая значимого экономического обоснования. А подешевевшие активы скупили дальновидные игроки
Дышите глубже

Несмотря на то что февраль принес надежду на более плавное по сравнению с январским обесценение национальной валюты (бивалютная корзина подорожала лишь на 3% по сравнению с 7% в январе), в прошлый понедельник, который уже успели окрестить «кровавым», или «черным», валютный рынок, а вслед за ним и фондовый впали в настоящую истерику и пребывали в ней до конца недели. Для тех, кто сохранил хладнокровие, это стало отличной возможностью купить подешевевшие активы.

Таблетка для самых буйных

Сразу после открытия биржевых торгов 3 марта курс доллара улетел за отметку 37 рублей, а евро подорожал до 51,2 рубля. Стоимость корзины приблизилась к 43,3 рубля — это падение для национальной валюты оказалось исключительным даже по сравнению с девальвацией 2008 года. Чтобы привести рынок в чувство, Центральному банку пришлось использовать весь комплекс имеющихся у него мер. С самого начала торгов регулятор начал активно продавать валюту, увеличив размер интервенций, приводящих к сдвигу операционного коридора на 5 копеек, с 350 млн долларов до 1,5 млрд долларов. В итоге за весь день Центробанк продал 11,3 млрд долларов, притом что все предыдущие месяцы ограничивался суммами по 200–400 млн (см. график 1). По масштабу интервенции понедельника сопоставимы с кризисом 2008 года, когда за один только декабрь регулятор продал порядка 75 млрд долларов. Еще одной, неожиданной, мерой Центробанка оказалось увеличение базовой ставки по аукционам недельного репо сразу на 1,5 п. п. — до 7%. И наконец, свою роль в поддержании курса сыграли словесные интервенции руководителей Банка России. «У нас еще большие возможности по повышению процентных ставок, и мы можем усилить присутствие на валютном рынке. Мы все-таки Центральный банк с четвертым по размеру в мире объемом золотовалютных резервов, и в этом смысле мы можем чувствовать себя достаточно комфортно для влияния на ситуацию», — заявила Ксения Юдаева, первый зампред ЦБ. Все эти меры привели к тому, что рубль начал отыгрывать масштабное падение понедельника и практически отыграл его, даже с учетом следующего падения, случившегося в четверг. На момент сдачи этого номера в печать стоимость бивалютной корзины составляла 42,18 — это уровень 1 марта (стоит оговориться, что после того, как номер поступил в печать, курс мог измениться под воздействием свежих новостей).

Несмотря на предыдущие заявления Центрального банка о весьма умеренном вмешательстве в курсообразование, аналитики расценивают его действия как единственно правильные. «В понедельник на первый план вышли соображения поддержания финансовой стабильности, ведь резкий обвал рубля грозил тем, что сжимающаяся пружина терпения населения и бизнеса к ослаблению рубля могла в конечном итоге распрямиться, вызвав лавинообразный рост спроса на валюту и дальнейшую дестабилизацию банковского сектора, — уверен Дмитрий Полевой, экономист ING Russia. — Поэтому любые действия ЦБ сейчас нужно, с нашей точки зрения, рассматривать как баланс между попытками удержаться в своих стремлениях дости