Царство антикоммунистического разума

На улице Правды
«Эксперт» №11 (890) 10 марта 2014
Царство антикоммунистического разума

Меры, которые предстоит принять А. П. Яценюку, сидящему на хозяйстве в Киеве, чрезвычайно тяжелы для населения — когда МВФ является к государству-банкроту, легкой помощь благодетельной организации не бывает. При этом, однако, у А. П. Яценюка есть одно утешение: «Это правительство выполнит все требования МВФ по той простой причине, что у нас нет другого выбора». В нынешней политической конфигурации вариантов у Киева и вправду немного, поневоле согласишься и на ржавую пилу без наркоза, ибо других средств МВФ не знает. Жить захочешь — не так раскорячишься. В конце 1991 г. мы в России тоже подверглись благодетельному лечению — нам ли не знать. И не только нам. Еще до изобретения МВФ В. И. Ленин говорил: «Нам приходится экономить на всем, даже на школах». Притом что Ильич был далеко не Ливанов — чего не было, того не было, не будем возводить на вождя напраслину, — и понимал всю важность того, чтобы учиться, учиться и еще раз учиться. Но — уши выше лба не растут. Страна разорена — со всеми вытекающими.

При всей безысходности такое положение дел вроде бы имеет ту особенность, что поневоле отсекаются всякие сантименты, идеологемы, культурные переживания, тонкие соображения etc. При работе в полевом лазарете, а равно и в пожарной команде не до этого. Лишь бы день простоять да ночь продержаться. Только холодный ум и безжалостная воля.

Поскольку воля, пусть стократ безжалостная, как правило, не является всемогущей и поскольку все мероприятия обыкновенно производятся на фоне революционного беспорядка (и даже в немалой степени являются его следствием), пожаротушитель вынужден делать на него поправку. Красу и гордость революции невозможно упромыслить на следующий день после победы, хотя обыкновенно очень хочется, но горячечные фантазии революционной толпы, будучи весьма эмоциональными и весьма иррациональными, обречены на непримиримое противоречие с холодной волей рационализатора, пытающегося хоть как-то запустить порушенный механизм государства, потому что совсем без него, как выясняется, тоже нельзя.

Если рассматривать экономические реформы на послесоветском пространстве, они вроде бы не должны быть исключением, беспокойный элемент сделал свое дело, беспокойный элемент может уходить, уступая место борцам за бюджет и профицит. Действительность, однако, оказывается богаче этой сухой схемы. Уралмашевско-грузинский идеолог и практик экономического либерализма, причем в его крайнем, либертарианском изводе, К. А. Бендукидзе отводит ландскнехтам и фанатикам роль отнюдь не только фомки для вскрытия коридора возможностей, но роль сознательного и деятельного движителя разумных преобразований, без которого дело вообще не сладится:

«Пока к власти не придут радикальные националисты, ничего не изменится… Никто другой не способен сделать эту черную работу, они будут работать во имя Украины… Это позволит стране встать на ноги… Нужен человек-терминатор… Не только в Украине, вообще в мире на такие вещи способны только те люди, которые больны национальной идеей». Но больны не