Меры поддержки моногородов должны быть вариативными в зависимости от их социально-экономического и географического профиля. Набор инструментов достаточно широк — от прогностического мониторинга до целенаправленного расселения
От Тольятти до Звездочки

Согласно официальным данным, в России насчитывается 342 монопрофильных муниципальных образования (моногорода). Моногорода есть в 62 из 83 субъектов Российской Федерации. Больше всего моногородов в Кемеровской области (19), далее идут Свердловская область (15), ХМАО—Югра (14) и Республика Саха (Якутия) (13). Почти треть от общего числа моногородов находится на территории восьми субъектов Российской Федерации.

Для относительного большинства российских моногородов (29%) в роли градообразующей отрасли выступают добыча и переработка полезных ископаемых, в том числе для 17% моногородов — добыча и переработка топливно-энергетических полезных ископаемых. В 13% моногородов доминирует машиностроение, в 12% — металлургия, в 11% — лесная промышленность. Прочие отрасли являются градообразующими не более чем в 7% моногородов.

Системная государственная политика по отношению к моногородам в России формируется методом проб и ошибок. В 2009 году на государственном уровне были впервые определены критерии отнесения населенных пунктов к числу монопрофильных и составлен официальный список моногородов. Населенным пунктам, вошедшим в этот список, было поручено в сжатые сроки подготовить так называемые комплексные инвестиционные планы (КИП). На основе анализа этих планов должно было приниматься решение о целесообразности государственного софинансирования содержащихся в них инвестиционных проектов.

С 2010 года активную роль в реализации государственной политики поддержки моногородов играет рабочая группа по модернизации моногородов при правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции. Именно она проводит анализ и отбор комплексных инвестиционных планов и отдельных проектов развития моногородов и готовит предложения, в том числе по форме, объемам и источникам финансирования.

В результате реализации существующей модели поддержки в 2010–2011 годах финансовые средства от государства получили 49 моногородов. Основными направлениями господдержки стали дотации и бюджетные кредиты на создание инфраструктуры запуска инвестиционных проектов, на капитальный ремонт многоквартирных домов и переселение граждан из аварийного жилья, субсидии в рамках программ развития малого и среднего предпринимательства, субсидии на снижение напряженности рынков труда.

Эти меры привели к положительным результатам, в числе которых почти двукратное снижение уровня безработицы в получивших поддержку моногородах, создание в них более 80 тыс. новых постоянных рабочих мест, рост числа малых предприятий. Строительство инфраструктуры позволило приступить к реализации в моногородах десятков новых инвестиционных проектов.

Но выявились и недостатки этой модели поддержки.

При всей разумности базового принципа (не безадресно дотировать региональные и местные бюджеты, а целевым образом финансировать конкретные проекты, призванные диверсифицировать местную экономику) выбранному подходу недоставало гибкости. Основания для получения поддержки, причем довольно жесткие, были установлены единообразно для

Тяжелый случай

Поселок Жирекен (4,7 тыс. жителей) в Забайкальском крае относится к типу моногородов с наиболее тяжелой социально-экономической ситуацией. Градообразующие предприятия — Жирекенский горнообогатительный комбинат и Жирекенский ферромолибденовый завод (оба находятся в собственности компании «Союзметаллресурс», входящей в группу компаний «Базовый элемент») — в прошлом году прекратили деятельность. В непосредственной близости от поселка крупных населенных пунктов нет, потенциал для развития на альтернативной базе также отсутствует. Таким образом, избежать перспективы как минимум частичного расселения не удастся.

С целью разрешения кризиса разработана концепция переселения монопрофильного городского поселения Жирекенское, отдельные положения которой (в части бывших работников ГОКа) более детально проработаны в комплексном инвестиционном плане (КИП) поселения. Предполагается в качестве первоочередной меры переселить основную часть жителей в специально построенный для этой цели микрорайон Читы. Трудоустраивать переселенцев в Чите планируется поэтапно: на первом этапе рабочие места будут созданы на модернизируемом заводе крупнопанельного домостроения, остальных переселяемых жирекенцев намечено впоследствии занять в структуре достраиваемого производственно-логистического терминала Kenon, оставшуюся часть — на прочих предприятиях одноименного индустриального парка, который еще предстоит создать.

Само по себе появление плана расселения неперспективного моногорода — явление на данный момент уникально смелое. Обычно даже обсуждения подобных перспектив стараются избегать из политических соображений. Однако анализ концепции позволяет выявить типичные проблемы, с которыми придется столкнуться моногородам, находящимся в схожей ситуации.

1. Несогласованность этапов реализации проекта. Этапы переселения граждан и их трудоустройства не согласованы по срокам. Есть риски воспроизводства безработицы уже на новом месте в первые годы реализации программы.

2. Недоучет сопутствующих затрат при выборе оптимального решения. В частности, затрат на профессиональную переподготовку работников, компетенции которых отличны от востребованных на новом месте, на информационное обеспечение переселенческой кампании, на компенсацию стоимости переезда.

3. Игнорирование социальных аспектов. При реализации подобных проектов возникают риски социальной адаптации компактно проживающих граждан в принимающем городском сообществе. Между тем в самой Чите около 4,5 тыс. человек проживают в аварийном жилищном фонде, что может послужить фактором напряженности в отношениях с пришлыми.

4. Отсутствие альтернативных сценариев. Вероятность того, что кто-то из жирекенцев не пожелает покидать место жительства, в концепции не учитывается. Однако эта вероятность довольно высока, если судить по опыту реализации аналогичных программ за рубежом, и далеко не факт, что курс на полную ликвидацию поселка с расселением 100% жителей является единственно возможным. Существуют экономические и социальные предпосылки для сохранения на территории городского поселения Жирекенское небольшого постоянного населения даже после закрытия (консервации) градообразующих предприятий. Не рассматривается и вариант предоставления жителям городского поселения субсидий на переезд, чтобы они сами могли выбрать новое место жительства с учетом своих предпочтений.