Сила притяжения зла

Культура / Кино Концентрация зла в кино зашкаливает. Одновременно происходит странная метаморфоза с нашим восприятием отрицательных героев: мы все чаще им сопереживаем
Фото: Марина Сивакова

Виктор Кисляков — один из ведущих российских специалистов в сфере криминальной психологии. Он принимал участие в расследовании самых громких преступлений последних десятилетий. И это все, что можно о нем сказать. По соображениям безопасности и профессиональной этики он не раскрывает подробности своей биографии. «Эксперт» попросил его сравнить проявления зла в мире реальном и в мире воображаемом.

— В какой степени злодеи, которых мы видим в кино, похожи на тех, с которыми вам приходилось сталкиваться в жизни?

— Как правило, в жизни все намного проще. Пусть даже мы допускаем, что художник концентрированно отражает воспринимаемую им действительность, но настолько тонких, изощренных, хитроумных, высокоинтеллектуальных персонажей, каких мы можем видеть, например, в сериале «Ганнибал», в жизни не встречается. Тем более если речь идет о человеке, который так долго и успешно творит зло. В жизни может быть все намного проще, но и намного страшнее. Например, в течение нескольких лет в Ростовской области погибали сотрудники правоохранительных органов, при этом у них практически ничего не пропадало — они возвращались из отпуска, когда деньги были потрачены. И было понятно, что происходит что-то страшное и это повторяется. Потом выяснилось, что все преступления совершены группой, состоящей из женщин. Они это делали, не бросая вызова обществу, не соперничая с каким-то другим человеком, обладающим столь же высоким интеллектом (как это часто бывает в сериалах), они это делали, реализуя свою миссию, как они ее себе представляли. Это была месть, направленная против людей в форме.

— В кино серийный убийца, как правило, утверждается над обществом — в этом его основной мотив, он претендует на свободу от принятых в человеческом обществе табу. Как это происходит на самом деле?

— Чем более когнитивно сложен человек, тем ему труднее совершить общественно опасный поступок. По моему опыту, большинство людей не рефлексируют перед тем, как совершить самые большие злодеяния, и потом не раскаиваются, а выбирают для себя стратегию самозащиты. Они могут сказать не для протокола: «Ну да, а чего вы хотите? В этой ситуации я поступил так. Почему я должен принимать на себя эту вину? Пусть стараются, пусть доказывают, пусть сомневаются и переживают, что осудят невиновного». Дело в том, что реальные люди, совершающие убийства и какие-то другие серьезные злодеяния, крайне эгоцентричны. Этот эгоцентризм не дает им возможности рефлексировать. Человек думает прежде всего о себе, о своей безопасности и стремится к наиболее экономичному сиюминутному удовлетворению своих потребностей. Если это человек импульсивный, эмоционально неуравновешенный и аффективно возбудимый, то он просто себя не сдерживает. Да, он бросает вызов обществу, но на глубинном уровне, это скорее вызов Богу. Ведь если я позволяю себе выбирать, жить или не жить человеку, то я занимаю позицию Бога. Но сами они этого не осознают. Они понимают смысл, значение и даже последствия того, что они делают, но эти последствия им глуб

Потрет убийцы в расцвете сил

В сериале «Ганнибал» главную роль играет датский актер Мадс Миккельсен 056_expert_12_2.jpg Фото: SONY SCI FI
В сериале «Ганнибал» главную роль играет датский актер Мадс Миккельсен
Фото: SONY SCI FI

Герой неоднократно экранизированных романов Томаса Харриса Ганнибал Лектер — по версии AFI занимает первое место в списке самых великих кинематографических злодеев. Сейчас на канале Sony Sci Fi демонстрируется второй сезон сериала, в котором доктор Лектер ведет поединок со специальным агентом ФБР Уиллом Грэмом. «Эксперт» попросил Виктора Кислякова составить психологический портрет этого персонажа.

— Это интроверт — человек, которому не требуется постоянно быть с другими людьми. Он самодостаточен и самовлюблен, но ему не требуется демонстрировать себя, он нарциссически любуется собой. Он считает себя верхом совершенства и в то же время понимает, что есть какая-то высшая сила, более совершенная, чем он. Он понимает, что она способна осудить его и наказать: речь идет не только о суде высшем, но и о суде земном. Но ему необходимо бросить вызов, и он бросает его. Он демонстративно переступает через запреты, принятые в человеческом обществе. Он провоцирует представителей закона, водит их за нос. Ему нужно доказать самому себе, что он предел совершенства.

Он лишен эмпатии. Он высокоинтеллектуален. Он очень изощрен. Он искусно готовит и тщательно сервирует стол. Он очень красиво, изящно, эстетично ест — даже когда делает это в одиночестве. Для него это еще один способ получить наслаждение от самого себя и от того пространства, которое он творит вокруг себя. Но этого ему мало. Он пытается доказать, что все, что находится вне его, — менее удачливо, менее интересно.

Он очень творчески совершает свои преступления. Ему повезло, что он встречает свое alter ego в лице специального агента ФБР, который тоже не от мира сего: он обладает невероятными способностями проникать в сознание чужих людей и очень страдает от этого. Ганнибал играет с ним и делает это очень аккуратно, почти любя. Он превращает этот поединок в позиционную борьбу, и даже когда уже со всей очевидностью выигрывает, то сознательно оттягивает финал. К началу второго сезона он загоняет противника в безвыходное положение, но не хочет ставить мат, он дает ему шанс. Ему интересно, каким будет продолжение. Фактически он дает своему сопернику возможность перехватить инициативу, а сам готовится к защите. Но он будет продолжать эту холодную интеллектуальную игру, пешками в которой становятся живые люди. Однако все, что он делает с людьми, уже не пробивает панцирь, в который закованы его эмоции. Только игра вносит разнообразие в его эмоционально скудную жизнь.