Сопричастность злу

Книги
«Эксперт» №12 (891) 17 марта 2014
Не просто рассказ о трагедии, произошедшей в Камбодже сорок лет назад, но и размышление о том, какую роль европейская революционная и идеалистическая горячка сыграла в ужасах прошлого века
Сопричастность злу

Камбоджа, 1975 год. Войска красных кхмеров — местных революционеров-коммунистов — почти бескровно берут столицу Пномпень. Прогрессивная мировая общественность ликует: пал режим Лон Нола — проамериканского захватчика. Ни у кого нет сомнений, что страна, провозгласившая себя после революции Демократической Кампучией, вскоре явит миру идеальный вариант человеческого общества. Тем более что руководители красных кхмеров — вчерашние французские студенты, интеллектуалы и почитатели Сартра…

Через два года Кампучию посещает делегация из Общества шведско-кампучийчской дружбы. Одна из делегаток замужем за партийным кампучийцем. Встретиться с ним не получается — супруг «занят делами революции». Не обращая на это особого внимания, делегация проезжает по стране и по возвращении заявляет: Кампучия — идеал для современного социалистического общества. Спустя почти сорок лет шведский журналист Петер Идлинг повторяет этот маршрут, сравнивает старые фотоснимки и видеорепортажи с современными видами, встречается с людьми, сопровождавшими шведов в той поездке, и с теми, кому режим красных кхмеров вовсе не показался таким прогрессивным и гуманным, как европейским делегатам.

В «Улыбке Пол Пота» есть все, что необходимо для талантливого, крепко сбитого журналистского репортажа о трагедии, разыгравшейся в отдельно взятой стране. Здесь и попытка разобраться в биографии таинственного лидера красных кхмеров, и реконструкция событий полувековой давности, превративших Камбоджу, прозванную некогда «островом мира», в кровавую мясорубку (хотя гораздо лучше с этими задачами справляется книга «Брат номер один» Дэвида Чендлера, десять лет назад переведенная на русский). Здесь и репортажные зарисовки из современной Камбоджи, и многочисленные интервью, в которых минимум прямой речи, а больше мимики, жестов и ощущений.

Все это, правда, для автора лишь основа, пусть обязательный, но вспомогательный элемент, та точка опоры, с которой он пытается ответить на главный для себя вопрос: как четверо образованных шведов, воспитанных на идеях гуманизма, за несколько недель, проведенных в Кампучии, не заметили следов одного из самых кровавых режимов столетия, успевшего за три с половиной года уничтожить треть населения страны?

Сразу сделаем оговорку: этот по сути риторический вопрос Идлинг прилежно раскручивает до конца книги, так и не находя на него ответа. Но сама его постановка позволяет оживить в памяти важные вещи, для чего стоит присмотреться к прошлому европейского антивоенного и революционного протеста. Одна из первых глав книги — младенческие воспоминания Идлинга. Он в детской коляске, с родителями на митинге против войны во Вьетнаме. Толпа скандирует: «Киссинджер! У-бий-ца!» Спустя несколько лет будет создано Общество шведско-кампучийской дружбы, ветвь так называемого Национального фронта освобождения Южного Вьетнама — логично, так же война во Вьетнаме, задев по касательной Камбоджу, во многом предопределила будущее кхмерской революции. Неудивительно, что шведские (да и многие европейск