Хватит сидеть на деньгах

Экономика и финансы
Инструменты
«Эксперт» №13 (892) 24 марта 2014
Затянувшийся дефицит ликвидности заставит российские банки уже в ближайшее время запустить механизм секьюритизации кредитов. В противном случае о дальнейшем росте — а в некоторых случаях и о выживании — не стоит даже мечтать
Хватит сидеть на деньгах

Нынешний год для банкиров будет самым тяжелым за весь посткризисный период, сомнений в этом уже нет. Банковская система переживает масштабные и опасные трансформации: бегство крупных вкладчиков и корпоративных клиентов в госбанки, исчерпание резервов для дальнейшей кредитной активности. Больше всего страдает от этого малый и средний банковский бизнес. Те, кто поудачливее, встраиваются в региональные или продуктовые ниши, но все равно в голос твердят, что банковская система задыхается от нехватки ликвидности. Началось все не в этом году, и даже не в прошлом, когда регулятор затеял чистку банковских рядов. Причина давно и широко известна: на российском финансовом рынке попросту нет дешевых и длинных денег. Центральный банк, конечно, исправно закачивает дополнительную ликвидность в систему, но, во-первых, доходит она только до нескольких десятков избранных фининститутов, а во-вторых, назвать кредиты ЦБ долговечной и устойчивой опорой для кредитного бизнеса язык не повернется. В такой ситуации банкам остается только рассчитывать на свои силы и использовать неочевидные инструменты фондирования. Таким инструментом на российском рынке вполне может стать секьюритизация кредитов, благо наша финансовая инфраструктура и законодательство к ее активному применению уже почти готовы.

Схема на три миллиарда

Смысл секьюритизации предельно прост: превращение неликвидного актива в ликвидные ценные бумаги. Сделать это можно десятком способов — в зависимости от пожеланий участников сделки и законодательства. Перечислим основные элементы классической схемы, которые составляют костяк любой сделки по секьюритизации. На первом этапе банк-оригинатор (инициатор сделки) отбирает из своего кредитного портфеля пул однотипных кредитов, подлежащих «упаковке». Затем появляется специально созданная компания — Special Purpose Vehicle (SPV), которую регистрируют, как правило, в офшорной зоне. После этого оригинатор продает SPV пул кредитов, под которые компания выпускает ценные бумаги — как правило, облигации. На финальном этапе поступления по кредитам синхронизируются с выплатой купонов по облигациям. Параллельно к сделке подключается ряд сервисных компаний, одна из которых — так называемый резервный сервисер. Его функция — перехватить обслуживание кредитного пула, если банк-оригинатор сам эту работу выполнить не сможет, например лишится лицензии. В итоге банк избавляется от кредитов, фактически списывая их со своего баланса, а взамен получая не только разгрузку капитала, но и долгосрочный источник фондирования. А инвесторы получают во владение бумагу, защищенную даже лучше, чем обычные корпоративные облигации. «Такие облигации имеют высокую надежность и, как следствие, высокие рейтинги (инвестиционного уровня ВВВ), на несколько ступеней выше рейтинга банка-оригинатора, — рассказывает Дмитрий Мосолов, первый заместитель председателя правления банка “Хоум Кредит”. — Рейтинги таких облигаций, как правило, находятся на уровне рейтингов крупнейших российских банков с государственным у