Это все мое, родное

Тема недели
Рублевая зона
«Эксперт» №15 (894) 7 апреля 2014
Инициатива банка «Россия» отказаться от операций в иностранной валюте и от любых сношений с нерезидентами может быть осуществлена без больших потерь для банка и его клиентов. Однако если кампания за финансовый патриотизм будет шириться, издержки наших «антисанкций» могут превысить ущерб от исходных санкций США
Это все мое, родное

За прошедшие две недели банк «Россия», прежде мало чем выделявшийся на фоне остальных гигантов отечественной банковской сферы, оказался в центре общественного внимания и постепенно приобрел статус едва ли не национального героя. Началось все с того, что 21 марта в рамках санкций Министерства финансов США международные платежные системы Visa и MasterCard заблокировали проведение трансакций по картам «России», а американские банки заморозили его корсчета, лишив возможности проводить долларовые расчеты. Рейтинговое агентство Standard & Poor’s отозвало кредитный рейтинг банка. Причина санкций — подконтрольность «России» миллиардеру Юрию Ковальчуку, одному из фигурантов черного списка Белого дома. За «Россию» вступился президент Владимир Путин, открывший в банке зарплатный счет. Его примеру уже последовал глава Чечни Рамзан Кадыров, заявив в своем Instagram, что если банк не нравится США, то он уж точно надежный.

Затем события начали развиваться в нетривиальном ключе. Банк «Россия» заявил, что полностью отказывается от валютных операций и отныне будет работать только на внутреннем рынке и только с рублем. В подтверждение этих слов он закрыл корсчета в американских J. P. Morgan Chase и Bank of New York Mellon. Для российской банковской сферы это прецедент, и крайне любопытно, как демарш «России» скажется на бизнесе самого банка и его клиентов.

«Российская» империя

За 24 года существования банк «Россия» прошел путь от небольшого регионального банка до финансового института федерального масштаба. На начало текущего года его активы достигли 414 млрд рублей (данные агентства «Эксперт РА»), это ни много ни мало 14-е место в российской банковской табели о рангах. Во многом этому успеху поспособствовал административный ресурс. «Россия» была близка к власти с первого дня своего существования. Собственно, основан банк был в 1990 году управделами Ленинградского обкома на деньги КПСС. В 1991 году, после национализации имущества КПСС, банк взяла под свое крыло петербургская мэрия. Именно тогда в руководстве банка появился Юрий Ковальчук. Долгое время «Россия» жила незаметно и скромно: банк вел финансы городской администрации и принимал посильное участие в общественных мероприятиях. Новая глава в истории «России» началась одновременно с первым президентским сроком Владимира Путина, с которым Юрия Ковальчука связывала не только совместная работа в начале 1990-х, но и близкая дружба.

В начале 2000-х «Россия» начала стремительно обрастать активами. В 2004 году стартовала реформа «Газпрома» — газовая монополия распродавала свои непрофильные активы. Один из таких активов — страховая компания СОГАЗ — и стал первым большим приобретением «России».

Затем настала очередь еще одной «дочки» «Газпрома». В 2006 году СОГАЗ через серию сделок приобрел контроль на управляющей компанией «Лидер». Сегодня «Лидер» — крупнейшая УК в России, под ее управлением находится 453 млрд рублей, но на момент сделки ценность компании была в другом. «Лидер» управлял средствами НПФ «Газфонд», ко