Миссия: репортаж

Культура
Москва, 21.04.2014
«Эксперт» №17 (896)
17 апреля состоялось награждение лауреатов национальной премии «Искра» в области прессы. Входящий в медиахолдинг «Эксперт» еженедельник «Русский репортер» неожиданно для себя победил в номинации «Фельетон». При этом журнал остается ведущим российским печатным изданием, специализирующимся на репортажах

Фото Олега Сердечникова

«Русский репортер» возник как проект, призванный удовлетворить спрос на новую социальную реальность. Общественная ситуация, а вместе с ней и ценности российского среднего класса стали меняться уже в начале 2000-х. Собственная страна, до сих пор воспринимавшаяся как неудавшийся проект, вдруг стала вызывать у наиболее активной и влиятельной части общества повышенный интерес. На смену долгие годы переживаемому «комплексу неполноценности» пришло острое желание отрефлексировать то, что происходит здесь и сейчас. Кто-то должен был это сделать.

Именно в этот момент журналистика начала переживать метаморфозы, вызванные глобальными технологическими изменениями.

Во-первых, аудитория прямо на глазах разучивалась концентрироваться на больших объемах информации. Предельный временной отрезок, в течение которого пользователи электронных медиа могли удерживать свое внимание на том или ином спикере, перестал превышать 20 секунд. Чтение печатных материалов сокращалась до заголовков. Больше никаких вступительных слов, никаких экспозиций — всегда с места в карьер, и чем короче текст, тем лучше.

Во-вторых, пишущих авторов стало больше, чем в любой из периодов истории печатного слова. Вначале были блоги. Затем появились социальные сети, где каждый получил право на вербальную версию реальности.

Идея «Русского репортера» возникла в 2006 году, когда стало понятно, что в стране есть спрос на массовый журнал нового типа. До конца года собиралась команда, накапливался материал, прорабатывалась концепция. Первый номер вышел 17 мая 2007 года. Произошло это не в Москве и не в Санкт-Петербурге, а в Новосибирске, Ростове-на-Дону, Самаре и Екатеринбурге. По словам главного редактора «Русского репортера» Виталия Лейбина, в Екатеринбурге журнал сразу поняли и полюбили — у издания там по-прежнему самая лояльная аудитория, а в Новосибирске его долгое время принимали за сибирский журнал, издающийся в Москве.

Какое-то время ушло на отработку формата, а уже осенью того же года РР стал таким, каким мы его знаем сейчас. У него не было и до сих пор нет никаких шаблонов — в этом принципиальное отличие от западных аналогов. «Журнал, ориентированный на реальность» искал не шаблоны, а язык, на котором можно говорить с читателем. При этом авторам пришлось также приложить усилия и научиться рассказывать человеческие драмы, не сгущая краски и не впадая в истерику. Виталий Лейбин объясняет это так: «Если в истории нет надежды, это плохая журналистская работа. Значит, ты производишь не информацию, а депрессию». И эта концепция сработала. Журнал за очень короткий срок получил аудиторию, которая позволяла продавать рекламу.

«Русский репортер» стал едва ли не единственным журналом, который позволял и позволяет себе публиковать большие фотографии и большие тексты. Он начал писать о тех, кто не пытался заявить о себе даже в интернете и в результате катастрофически выпадал из картины мира тех, кто привык воссоздавать ее в соответствии с медийной реальностью. Российские регионы, которые до сих пор могли

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (896) 21 апреля 2014
    Россия и Запад
    Содержание:
    Попробуйте ее сохранить

    По результатам переговоров в Женеве у украинских политиков появился шанс сохранить единую страну. Впрочем, вне зависимости от результата их попыток соглашение в Женеве — большое достижение России, благодаря которому внешнеполитические риски для нашей страны заметно снизились

    Экономика и финансы
    Частные инвестиции
    Потребление
    Реклама