Попробуйте ее сохранить

Тема недели
Россия и Запад
«Эксперт» №17 (896) 21 апреля 2014
По результатам переговоров в Женеве у украинских политиков появился шанс сохранить единую страну. Впрочем, вне зависимости от результата их попыток соглашение в Женеве — большое достижение России, благодаря которому внешнеполитические риски для нашей страны заметно снизились
Попробуйте ее сохранить

Заключенное в Женеве соглашение о деэскалации украинского кризиса соответствует интересам России. Будучи довольно общим, оно дает нашей стране значительную свободу для политического и дипломатического маневра и при этом позволяет решить целый ряд важных задач.

Во-первых, оно переводит украинский кризис из формата противостояния в формат некоего политического процесса. Это, в частности, снимает риски эскалации напряженности между Россией и Европой. В этом смысле соглашение можно сравнить с планом Медведева—Саркози, заключенным по итогам российско-грузинской войны августа 2008 года. Напомним, что тогда, как и сегодня, Соединенные Штаты не только были готовы жестко выступить единым фронтом против России, но и активно добивались этого от своих европейских союзников по НАТО. Однако активность французского президента перевела конфронтацию исключительно в дипломатическое поле, где она после некоторых довольно непродолжительных взаимных препирательств окончательно затухла. Сегодня, учитывая возросший российский потенциал влияния, уже самим США приходится признавать необходимость перевести тлеющий конфликт в политико-дипломатическое русло.

Во-вторых, характер включенных в соглашение условий не позволяет использовать его исключительно для давления на юг и восток Украины. Как большинство подобных документов, женевское заявление предполагает двусмысленность трактовок в зависимости от интересов той или иной стороны. Запад может требовать от России способствовать разоружению «донецких сепаратистов», а Россия — указывать на необходимость разоружения боевиков «Правого сектора» и т. д. Как обычно бывает в таких случаях, значение имеет не столько то, что написано в соглашении, сколько то, как и кем написанное прочитано. Прав оказывается тот, у кого больше ресурс влияния на ситуацию и крепче политическая воля. Собственно, так было, например, во время войны НАТО против Югославии, когда формальная юридическая правота России оказывалась бессмысленной в отсутствие возможностей эту правоту реализовать (отдельные шаги вроде «броска на Приштину» в итоге лишь демонстрировали ограниченность российского влияния). И наоборот, военная победа России в войне 2008 года полностью девальвировала любые попытки западного крючкотворства, с помощью которого США и ЕС пытались добиться вывода российских войск на исходные позиции до политического урегулирования, обеспечивающего безопасность Южной Осетии и Абхазии. А поскольку сегодня реальных рычагов влияния на ситуацию на Украине у Запада не так много, то женевское заявление оставляет достаточно места для дипломатического маневрирования. Так, Россия не признается стороной конфликта и потому к ней нет конкретных требований.

В-третьих, и это, пожалуй, самое важное, соглашение оставляет перспективу сохранения единой Украины. И это даже несмотря на то, что в соглашении нет ритуально обязательного для подобных документов упоминания принципа территориальной целостности, но есть указание на необходимость «конституционного процесса». В рамках сл

Частные военные компании: актуальность создания

Кризис на Украине вызвал в России повышенный интерес к такому все более активно используемому в международной практике инструменту, как частные военные компании (ЧВК). Эти компании — отличный инструмент внешнеполитического влияния, поскольку зачастую государства испытывают потребность совершать такие международные действия, отношение к которым не слишком выгодно им с точки зрения имиджа. Использование частной военной компании зачастую решает внешнеполитические задачи страны и поддерживает национальную репутацию, что позволяет избежать нежелательного общественного и международного резонанса. И в ходе украинского кризиса стало понятно, что отсутствие в России четкой законодательной базы для деятельности ЧВК сдерживает развитие этого инструмента.

Андрей Пушкин 020_expert_17.jpg
Андрей Пушкин

При этом складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, крупнейшие российские энергетические и нефтедобывающие компании уже давно создали собственные силы безопасности, имеющие достаточно широкие полномочия по использованию оружия для защиты принадлежащих им объектов («почти ЧВК»). А с другой — отсутствие в России собственных частных военных компаний и соответствующих законов выгодно сказывается на деятельности зарубежных частных силовых структур. Крупнейшие иностранные военные компании успешно рекрутируют отечественных профессионалов военного и охранного дела. Российские военные уже давно работают на иностранные фирмы и несут свою службу практически во всех уголках планеты, призывая противоборствующие стороны к миру, сопровождая опасные грузы, оказывая консультационные услуги, тренируя бойцов иностранных подразделений и т. д.

Помимо традиционных лидеров (ЧВК из США, Великобритании, Франции и Израиля) очень быстро растет присутствие на международном рынке китайских частных военных компаний, особенно в африканских странах, где они обеспечивают безопасность китайских нефтегазовых месторождений. В целом рост спроса на услуги ЧВК объясняется тем, что при использовании профессиональных бойцов значительная часть расходов на поддержание военного государственного присутствия в том или ином регионе мира перекладывается на плечи частных лиц и собственно иностранных государств, которые их нанимают. Как правило, это работа сдельная, что удешевляет присутствие таких компаний в месте назначения, в отличие от регулярных войск. К примеру, в Сьерра-Леоне 285 бойцов ЧВК Outcomes провели операцию по подавлению повстанцев всего за 40 млн долларов, а миротворцы, сменившие их позднее, обходились ООН в 50 млн долларов ежемесячно.

Андрей Пушкин, управляющий партнер Tenzor Consulting Group